СПб, ст. метро "Елизаровская", пр. Обуховской Обороны, д.105
8(812) 412-34-78
Часы работы: ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 18:00
Главная » Журнал «ПИТЕРBOOK» » Записки из страны Нигде » Тексты, живущие собственной жизнью

Тексты, живущие собственной жизнью

00:00 / 03.10.2018
Елена Хаецкая

Перечитывание во взрослом возрасте старых книг, от которых в детстве перехватывало дух, может иметь в своем роде катастрофические последствия. Дело даже не в том, что в сорок лет внезапно задумываешься над той легкостью, с которой положительный (положительный ли?) герой д'Артаньян, девятнадцатилетний юноша, убивает людей, - хотя и в этом тоже, - а в том, что с ужасом обнаруживаешь нелепую пафосность или какую-то совсем уж запредельную наивность стиля. Сейчас, когда разум читающего обогащен и, боюсь, сильно подпорчен большим количеством утрамбованного туда культурного наследия, тот же «Всадник без головы» воспринимается местами просто как комедия:

«…В ясном лунном свете южной ночи олень узнает злейшего своего врага – человека. Человек приближается верхом на лошади. Охваченный инстинктивным страхом, олень готов уже снова бежать, но что-то в облике всадника – что-то неестественное – приковывает его к месту (…) Что же заставило оленя так долго вглядываться в странную фигуру? Лошадь? Но это обыкновенный конь (…) …Оленя испугал всадник – в его облике есть что-то уродливое жуткое. Силы небесные! У всадника нет головы!»

Я не стала выписывать внутренний монолог оленя полностью, хотя олень успел и лошадь описать, и об инстинктах рассказать. Но когда олень мысленно воскликнул «Силы небесные!» - тут критически настроенного читателя пробивает на «ха-ха» с неудержимой силой.

А в детстве мы замирали и дрожали, как этот олень, в ожидании, когда же наконец, по милости автора, поймем, что такого ужасного в этом всаднике – «злейшем враге» оленя (ведь, в сущности, хватило бы просто встречи с человеком, чтобы испугать бедное животное)…

О, эти многословные (учитывая, что советские переводчики часто сокращали и немного адаптировали тексты) писатели девятнадцатого века, с их длинными морализаторскими отступлениями, с описаниями, напоминающими инвентарные списки… Сколько раз и с какой похвальной неустанностью я твердила, что описание должно быть коротким, что достаточно двух-трех слов, одной яркой метафоры, способной вызвать у читателя нужный образ… Что не надо громоздить описания громоздящихся гор, громоздящихся над горами облаков, парящих орлов и гремящих водопадов – все это замедляет действие и утяжеляет текст.

А вот Хаггард писал ровно так, как писать не нужно. Длинно и с нудными описаниями. И читался взахлеб.

Вероятно, детский возраст плюс отсутствие такого количества развлекательных видео-программ, как есть сейчас, и позволило нам воспринимать все эти книги как чистой воды волшебство. Нам совершенно безразлично было, что описания однообразны, громоздки и нудны. В конце концов, их можно было пробегать глазами по диагонали, цепляя лишь главные слова – «горы», «пустыни», «водопады», «пещеры»…

И нас не смущали олени, которые при виде всадника без головы способны были воскликнуть: «Силы небесные!» Происходила какая-то таинственная химическая реакция преображения слов, зачастую наваленных неряшливой кучей, в ярчайшую картинку, поражавшую сердце.

Поэтому, кстати, в принципе нет ничего ужасного и в том, что «Гарри Поттер» переведен на русский язык просто чудовищно. То есть лучше было бы, конечно, иметь качественный профессиональный перевод. Но это не обязательно. Потому что книги нашего детства – они тоже, мягко говоря, не «Стихотворения в прозе» Ивана Тургенева.

После того, как книга прочитана, начинается ее самостоятельная жизнь книги «внутри» читателя. Даже не собственно книги, не текста как такового, а персонажей, пейзажей и обстоятельств. Все это проникало в сердце юного читателя, прорастало там и начинало собственное бытие. Герои иногда спорили с читателем, иногда подбадривали его, иногда просто вдруг вспоминались как добрые друзья, с ностальгической ноткой, от которой сладко щемит в груди. Можно было перечитывать книгу, а можно было ее и не перечитывать. Она запускала какой-то новый процесс, уже не остановимый, и человек до конца жизни остается с Морисом-мустангером, с капитаном Бладом, с Кожаным Чулком, с Графом Монте-Кристо. Книга, текст – лишь одно из их обиталищ. Главное же их пристанище – сердце читателя. И там они настоящие. А слова, в которые автору угодно было одеть своих персонажей, - это нечто вторичное. Поэтому иногда не нужно возвращаться к старой книге, так восхитившей в детстве. Книга продолжает читаться до сих пор, она читается сердцем и этот процесс уже не остановится никогда.

 

Подписаться на автора
Комментарии

Вверх