СПб, ст. метро "Елизаровская", пр. Обуховской Обороны, д.105
8(812) 412-34-78
Часы работы: ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 18:00
Главная » Журнал «ПИТЕРBOOK» » Записки из страны Нигде » Миры, несовместимые с жизнью

Миры, несовместимые с жизнью

00:00 / 05.08.2018
Елена Хаецкая

Часто говорят, что чтение фэнтези проистекает у человека от сугубого эскапизма. Мол, в Реальности-1 жизнь чем-то не устраивает, вот и убегает человек, хотя бы мыслями, в Реальность-2.

Но на самом деле любая книга уводит человека в Реальность-2, даже такая, которая «вся целиком про жизнь». Все равно автор покажет нам жизнь так, как он ее видит, - и это не обязательно будет совпадать с действительностью. Ведь у каждого своя картина мира, которую он (автор) в меру отпущенного ему таланта изображает, порой как единственно верную. Практика показывает, что как раз таковые изрекатели истин в последней инстанции ошибаются больше, чем остальные. Но и текст, который твердо стоит на земле и не пытается прыгнуть выше головы изложенных в нем фактов, - даже такой текст далеко не всегда является для нас чем-то «про жизнь».

Вот очень простой пример: детективы Дика Фрэнсиса описывают жизнь жокеев во всех подробностях, романы «Аэропорт», «Универмаг» (друзья, позорно забыла автора, а интернет выдает несколько разных имен!) вообще построены как журналистское, документальное исследование, книги Даниила Гранина о советских ученых – то же самое.

Ну и?.. Это, конечно, про жизнь. Но про нашу ли это жизнь? Мы не ученые, не авиадиспетчеры, не руководители большого универмага, не советские ученые. По крайней мере, некоторая часть из нас. А те, кто советские ученые, - те не авиадиспетчеры и так далее.

Поэтому даже эти документальные тексты для нас – погружение в другую жизнь.

Наверное, существуют люди, которым нравится читать про их собственную жизнь. Работает человек, скажем, учителем в школе. А по вечерам с удовольствием читает книгу про учителя, работающего в школе. И отдыхает на том душой. Не исключаю подобной возможности.

И все-таки подавляющее большинство предпочитает книгу, которая показывает им другую жизнь. Ну хоть чуточку другую. Даже если на обложке указано – «критический/социалистический реализм».

Так что здесь фэнтези ушла от своих «старших собратьев» - того, что именуется большой литературой, - совсем недалеко. «Универмаг» претендует на достоверность – хотя бы для некоторого числа читателей. «Башни и Драконы» (условное название) изначально ни на что такое не претендуют. Книга – начиная с обложки, какой бы ужасной эта обложка ни была, - говорит своему читателю: «Друг! Ты устал на работе, тебя толкнули в транспорте, на улице дождь, во дворе лужа, в холодильнике котлеты из кулинарии... Разогрей их в микроволновке, включай свою зеленую лампу – и за мной. Полетаем вокруг башен на драконах».

И вот, коль скоро фэнтези обладает практически теми же базовыми характеристиками, что и большая литература, то не угодно ли рассмотреть вопрос о «литературе дома» и «литературе бездомья».

Гениально сформулированная в «Литературной газете» Искандером еще в начале восьмидесятых – а может, и раньше, - а может, не Искандером, а может, не в «Литературной газете» (но я помню именно из этого источника...) мысль о том, что книги бывают «домом» и «бездомьем», приложима и к нашему жанру.

Недавно прошел разговор на тему: в каком из фэнтези-миров мы бы хотели побывать. Реально побывать, во плоти.

Участники дискуссии разделились на две группы. Одни хотели бы побывать в этих и этих мирах, а вот в тех не хотели бы. Другие категорически отказывались переселяться в Реальность-2, какой бы она привлекательной ни казалась. Средиземье? Упаси боже. Нарния? Ах, избавьте. Эмбер? Уберите пудинг.

Сам по себе феномен весьма примечательный. В качестве ПМЖ обычно выбирали те миры, где наличествует некая хоббичья норка – место, куда можно вернуться, приют. Остальных категорически не устраивало отсутствие в хоббичьей норке центрального отопления, интернета и прочих благ цивилизации.

Мы возвращаемся к теме дома и бездомья.

Итак, выясняется, что большинства из нас дом – это все-таки наш дом в Реальности-1, то место, где есть зеленая лампа, кресло, книги, где все привычно и откуда мы в любой момент можем ступить за порог – в мыслях, только в мыслях.

Более экстремальные эскаписты соглашаются, подобно Элли/Дороти из «Волшебника страны Оз/Изумрудного города», погулять по Волшебной стране. При условии, что там будет иметь  место приют, а лучше - несколько.

Никто не хочет по-настоящему навсегда оказаться на семи ветрах, в мирах, где все нестабильно, где голодно и холодно, где смерть грозит со всех сторон. Потому что мы не сверхгерои, а обычные люди, мы долго не продержимся – если мыслить реалистично.

И это мы говорим о мирах, созданных любовно, подробно, тщательно. Где прописаны все пути-дорожки, где леса шумят, реки текут, где растет ячмень и гудят ярмарки. А интернета там все-таки нет, и за водой приходится ходить к колодцу. Не говоря уж о магах, драконах и прочих стихийных бедствиях.

И все-таки впервые мы задумываемся над тем, что фэнтези-миры не совместимы с (нашей) жизнью не после прочтения «Властелина Колец», о нет, я думаю, это понимание приходит к нам после того, как мы ознакомились с творением двадцатого Толкиеновского эпигона. Мы взглянули на карту мира и увидели, что в этом мире одна гора, одна река, одна деревня и десять великих магов. Эти миры не прописаны как следует, не продуманы, они сляпаны как попало, из обрывков прочитанного и ошметков личных впечатлений. Когда я только начинала писать «Записки из Страны Нигде», я говорила о том, что в жанре фэнтези мир является одним из главных героев. Над миром нужно много думать. Он не возникнет сам собой, из воздуха. Халтурно сделанные миры приводят к нежеланию читателя побывать в них в качестве гостя – а это, в свою очередь, делает саму книгу олицетворением бездомья. У читателя обязательно должна быть точка опоры в мире, своя норка, своя любимая таверна, куда он с удовольствием заглянет хотя бы на время. Современный человек, как мне думается, вовсе не пассионарий. Ему не хочется скакать на край света завоевывать каких-нибудь раскрашенных дикарей, сквозь джунгли и пустыни, на слонопотамах и пешком. Ему хочется безопасного приключения и так, чтобы между подвигами можно было посидеть в кабачке, а в конце пути вернуться домой.

Авторы, которые не выстраивают таких кабачков и домов, фактически бросают читателя в пасть Ваала. От книг, где плохо создан мир, где нет точки опоры, где нет приюта, читатель устает.

И потом он, читатель, уже вообще ничего не хочет.

Не хочет в Реальность-2 во плоти.

Не хочет в Реальность-2 даже мыслями, фантазией.

Вообще не хочет Реальность-2.

А что бывает со Страной Фантазией, когда в нее перестают верить? Мы помним это из «Бесконечной истории»...

Подписаться на автора
Комментарии

Вверх