СПб, ст. метро "Елизаровская", пр. Обуховской Обороны, д.105
8(812) 412-34-78
Часы работы: ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 18:00
Главная » Журнал «ПИТЕРBOOK» » Рецензии и статьи » Взрослые детские книги

Взрослые детские книги

12:00 / 13.06.2018
Мария Акимова

Филип Пулман. Книга Пыли. Прекрасная дикарка. РецензияФилип Пулман. Книга Пыли. Прекрасная дикарка
М: АСТ, 2018

Поклонники ликуют, критики соревнуются друг с другом в острословии, издатели... полагаю, издатели осторожно «проверяют лед» — Филип Пулман вернулся. Станет ли его новая книга хитом? Дождутся ли читатели продолжения? Да и вспомнят ли эти самые читатели трилогию «Темные начала»?

Конечно же вспомнят! Тем более появился такой замечательный повод — роман «Книга пыли. Прекрасная дикарка» предваряет историю девочки Лиры и ее деймона Пантелеймона, ту самую историю, которая разворачивалась в «Северном сиянии», «Чудесном ноже» и «Янтарном телескопе». Те, кто уже знаком с этими книгами, получили шанс чуть больше узнать о мире Пулмана. А те, кто незнаком с творчеством автора... о, как же им повезло!

Писать о хороших — сложных, таких серьезно-взрослых и таких по-детски увлекательных — книгах все равно что пытаться объяснить запах скошенной травы. Или радостную дрожь в сердце при виде радуги. Пулман покоряет, берет за душу и, не произнеся ни одного нравоучения, заставляет увидеть мир своими глазами. И мир романа, и мир вокруг нас.

История «Книги пыли» разворачивается во вселенной «Темных начал», где переплетаются магия и наука, где войну когда-то развязала Швейцария, где у каждого человека есть реальный «воображаемый» друг — деймон. В свое время именно этой задумкой Пулман покорил лично меня. Представьте себе: рядом с вами всегда есть кто-то — независимый, но одновременно связанный с вами невидимой нитью. Одной, казалось бы, небольшой деталью автор создал мир, в котором герои никогда не будут одиноки. И одновременно мир, в котором невозможно обмануться в человеке. Ведь если у детей деймон меняет обличия, то у взрослых он отражает личность человека. Собеседник кажется вам весельчаком и рубахой парнем, но к его ноге жмется гиена. Даже ребенок встревожится. Тем более когда ребенок умен и сметлив, как одиннадцатилетний герой романа — Мальколм Полстед.

Родители Малкольма держат трактир, в который частенько захаживают университетские профессора, и мальчик, помогая после школы обслуживать посетителей, невольно слышит ученые беседы. И не слишком ученые беседы заезжих торговцев, неспешные рассуждения рыбаков о погоде. Он вбирает все вокруг и постоянно задает вопросы. Пулман мастерски рисует своего героя, в него веришь с первой же страницы — хотя он и полон противоречий. Возможно, потому и веришь — это противоречия наивной и в то же время опытной души. Малкольм — обычный мальчишка, ему тоже нужен «весь мир и пара коньков в придачу». Собирается стать трактирщиком, как его отец, но при этом мечтает уплыть в путешествие на своем каноэ. Только вот нужно подправить название, какой-то шутник переправил «Прекрасную Дикарку» на «Прекрасную Сосиску». Мальколм уже умеет сторониться шпиков и не доверять людям из Дисциплинарного суда консистории, но помогает монахиням из соседнего монастыря. Принимать на веру двойственность своего мира он еще не научился, поэтому изводит взрослых вечными: «Как же так?».

Тут хочется вставить ремарку: Пулмана часто упрекают в его язвительном отношении к религии. А ведь можно взглянуть шире — прекрасные идеи получают чудовищное воплощение, когда взрослые перестают задавать вопрос: «Как же так?». Стоит раз оправдать неприглядный поступок суровой необходимостью, и реальность начнет приобретать недобрые черты. Не успеваешь оглянуться, а кругом бой барабанов и доверять нельзя даже собственным детям.

Малкольм оглядывается, и читатель успевает заметить эти перемены, хотя взрослые персонажи — совсем как реальные люди — продолжают думать, что все в порядке. Просто жизнь стала немножко тяжелее, но наладится. Перемелется, мука будет. Дожди уже закончились, а что там за слухи принес мальчуган... Доверчивый он, вот и наслушался всякого.

А мальчуган — неравнодушный человек. Он вовсе не идеально правильный, умеет и приврать, когда нужно, и героем становится не из острого желания ввязаться в авантюру, а потому что некому больше. Не завезли героев. И остальные смельчаки тоже герои от безысходности. В романе Пулмана, мне кажется, это одна из основных мыслей: присмотритесь к тому, кто рвется в бой, возможно, он тоже оправдывает сомнительные средства высокими целями. И присмотритесь к тому, кто словно случайно влез в заваруху. Он ведь драться не хочет, но уходить не спешит. Совесть не позволяет.

«Книга пыли» — история негероических героев. Сын трактирщика, девочка-посудомойка, ученая дама, сестры в монастыре... Люди, у которых была своя жизнь и свои дела, но они решили не отступаться. И только. Потому что так было нужно. Потому что иначе никак нельзя. Книга Пулмана — вовсе не добрая сказка: в ней есть и настоящая опасность, и выжигающая усталость, и смерть, и липкое, повсюду проникающее зло. Автор не играет в поддавки ни со своими героями, ни с читателями, но его история не дает выпустить роман из рук до последней страницы. Да, мы знаем, что маленькую Лиру спасут и привезут в безопасное место, но остальные персонажи становятся так дороги и близки, что уже хочется узнать, что же будет дальше с ними. «Мало, мало, мало!» — стучит в голове.

Сюжет «Книги пыли» развивается неспешно, так же неспешно, как приближался потоп, который обрушился на этот мир. Темп все нарастает, чем ближе к финалу, тем стремительнее сменяются сцены и эпизоды — и уже совсем не важно, одного ли вы возраста с главным героем или гораздо старше, роман не отпустит. Мир Пулмана не отпустит. Ведь осталось столько недосказанного, столько сюжетных линий еще ждут своего развития. Это как наживка, брошенная читателю — недосказанное еще прозвучит в следующих книгах. Которые, очень надеюсь, все-таки будут написаны. Мы ждем, Филип.

 

Подписаться на автора
Комментарии

Вверх