СПб, ст. метро "Елизаровская", пр. Обуховской Обороны, д.105
8(812) 412-34-78
Часы работы: ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 18:00
Главная » Журнал «ПИТЕРBOOK» » Рецензии и статьи » «Вокруг света» как вещь в себе

«Вокруг света» как вещь в себе

12:00 / 14.06.2018
Василий Владимирский

Алексей Караваев. Фантастическое путешествие «Вокруг света». РецензияАлексей Караваев. Фантастическое путешествие «Вокруг света»
Волгоград: ПринТерра-Дизайн, 2017

В 2015 году Алексей Караваев, исследователь фантастики из Липецка, выпустил в свет уникальный том: богато иллюстрированный альбом подарочного формата «Четыре истории». Под одной обложкой были собраны четыре очерка: о книжных сериях «Библиотека приключений и научной фантастики» и «Зарубежная фантастика» издательства «Мир», о фантастике, публиковавшейся в журнале «Техника — молодежи», и о жанре НФ-очерка. Плюс сотни цветных репродукций отменного качества на плотной глянцевой бумаге — для тех, кто любит книги глазами. Для отечественного рынка явление уникальное, единственное в своем роде: нечто подобное можно найти в зарубежных книжных магазинах, но на 1/6 части суши Караваев оказался первопроходцем. «Четыре истории» собрали массу восторженных отзывов, номинировались на «АБС-премию» и «Интерпресскон», были удостоены «Двойной звезды» с формулировкой «Специальный приз за открытие нового жанра», стали «Книгой года» по версии сайта «Лаборатория Фантастики».

Но автор на достигнутом не остановился и сделал следующий шаг: в конце 2017-го в серии «Как издавали фантастику в СССР» появилась новая его работа, почти четырехсотстраничный том «Фантастическое путешествие “Вокруг света”». Посвящено это исследование, как не трудно догадаться, одноименному журналу во всех его воплощениях — а точнее, фантастике, опубликованной на страницах «ВС» и приложения «Искатель» с самых первых советских выпусков и вплоть до 1991 года. Работа безумно сложная: Караваеву пришлось перебрать, прочитать и проанализировать тысячи выпусков журнала — но результат, мне кажется, вполне окупил этот титанический труд. В «Фантастическом путешествии...» автор сделал то, на что в «Четырех историях» только замахивался: органично вписал журнал в историю страны и отечественного книгоиздания, благо объем на сей раз такой фокус позволял. Да и написана эта книга, на мой вкус, поживее.

Почему так важен «Вокруг света»? Да потому, что это практически уникальный пример отлично сбалансированного советского профильного издания, посвященного приключениям, путешествиям и фантастике. Кто бы ни стоял во главе редакции, к какому бы издательству ни был приписан журнал (а в 1920-х — журналы), «ВС» реагировал на все изменения, происходящие в Системе, что называется, без фанатизма. Он счастливым образом избежал необходимости «задрав штаны, бежать за комсомолом» — не всем советским изданиям, активно публиковавшим фантастику, так повезло. «Вокруг света» никогда не был рупором какой-то одной литературной группы или школы: его редакторы, конечно, внимательно следили за колебаниями «генеральной линии», но в этих рамках могли позволить себе довольно независимую издательскую политику. Журнал менял внешний облик, оформление, печатал идиотские здравицы в честь юбилея товарища Сталина или пятидесятилетия Великой Октябрьской Революции — но в том, что касалось прозы, оставался вещью в себе, частной лавочкой, которая зависела исключительно от литературных предпочтений и коммерческих задач очередного главного редактора.

«Фантастическое путешествие» Алексея Караваева можно читать как перечень любопытных и малоизвестных фактов о «Вокруг света» — такого добра здесь действительно хватает. Наверное, большинство фэнов со стажем помнит, что именно в этом журнале впервые напечатаны два переводных романа, без которых пейзаж советской (и постсоветской) фантастики выглядела бы совсем иначе: «Неукротимая планета» Гарри Гаррисона и «Пасынки Вселенной» Роберта Хайнлайна. Позднее в «ВС» появились и другие важные произведения — например, «Витки» Желязны и Саберхагена и «Туман» Стивена Кинга. Но многие ли в курсе, что первое по-настоящему «народное» собрание сочинений Льва Толстого выходило как приложение к дореволюционному, еще сойкинскому журналу? Или что среди сотрудников «ВС» одно время числилась сама Ольга Берггольц? Что именно тут впервые появился легендарный «майор Пронин» Льва Овалова, вышел первый рассказ Габриэля Гарсиа Маркеса, переведенный на русский язык, и «Повелитель Мух» Уильяма Голдинга? Или возьмем драматическую историю противостояния ленинградского и московского «Вокруг света» во второй половине 1920-х — это, извините за банальность, готовый сюжет для пухлой фантасмагории а-ля «Остромов» Дмитрия Быкова.

Но биография журнала интересна не только деталями. В ней как в зеркале отражаются все изменения в издательской политике СССР — и не в последнюю очередь в нашей жанровой литературе. Коммерческая вольница времен НЭПа, поиски новой формулы советской НФ, переход на плановую экономику, отказ от «беспочвенных мечтаний» и превращение фантаста в популяризатора науки, а затем и в певца пятилетнего плана, шпиономания, исчезновение риторических выпадов против фашизма во второй половине 1939 года, неизбежный перерыв на Великую Отечественную, послевоенный казенный оптимизм и торжество «ближнего прицела», увлечение космосом, рост доли переводов, эксперименты с форматами — все это выстраивается тут в одну четкую линию. Собственно, на примере «Вокруг света» можно изучать историю НФ в СССР за 70 лет — и не сильно ошибиться в оценках.

Пожалуй, только одно в этой книге вызывает недоумение. С каким-то странным (мазохистским?) удовольствием Караваев подробно, с цитатами и отступлениями, пересказывает тексты, которые и в момент публикации, мягко говоря, не претендовали на статус шедевров, а теперь и вовсе выглядят графоманской мазней за пределами добра и зла. Да, из песни слово не выкинешь: за долгие десятилетия журнал опубликовал не только Конан Дойла и Беляева, Хайнлайна и Брэдбери, Гансовского и Шекли, Грэма Грина и Фридриха Дюрренматта, но и кучу беспомощных «идеологически выверенных» повестей и рассказов. В кропотливом исследовании этот факт стороной не обойдешь — но в большинстве случаев, мне кажется, можно было ограничиться одной фразой. Забыли позорище — и слава богу, туда ему и дорога.

В конце концов, «Вокруг света» мы уважаем не только за это.

Подписаться на автора
Комментарии

Вверх