СПб, ст. метро "Елизаровская", пр. Обуховской Обороны, д.105
8(812) 412-34-78
Часы работы: ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 18:00
Главная » Журнал «ПИТЕРBOOK» » Рецензии и статьи » Станислав Бескаравайный о романе «Видоизмененный углерод» Ричард Морган

Станислав Бескаравайный о романе «Видоизмененный углерод» Ричард Морган

12:00 / 28.01.2018

Ричард Морган. Видоизмененный углерод. Из блоговРичард Морган. Видоизмененный углерод
М.: АСТ, 2017

Берем фильм «Китайский квартал», посыпаем мелко нарубленным вестерном и натягиваем на него латексный киберпанковский костюм.

Получаем тот самый «углерод». Видоизмененный...

Основная — острейшая — проблема текста, это противоречивый, совершенно идиотский мир.

Земля XXVII-го столетия, где искины давно стали нормой. Где человеческая психика записывается на машинные носители. И перезаписывается на новые мозги. Люди живут по пять сотен лет и меняют тела, как штаны.

А действуют там вполне нуарные персонажи.

Заказчик. Человек, которому несколько сотен лет, который за свою жизнь не терял власти и денег, несмотря на несколько страшных экономических кризисов. У которого суточная запись психики всегда хранится на жестком диске, и потому бесполезно сносить ему голову. Десятки детей, и каждого он может обеспечит клонированным телом...

Что должно быть у такого человека?

Двор.

Теснейшая команда приближенных лиц, самого разного возраста, которые пришлись ему по душе и нашли свои роли в ансамбле.

Причем речь не идет только о деловых связях. Такой человек прикрыт отовсюду, обеспечен по всем направлениям. Ему нет нужды бегать по дешевым проституткам, чтобы «выпустить пар» брутальными и грязными способами, к которым он не хочет принуждать свою жену. Подобное хобби кого угодно делает уязвимым. Ему бы давно подобрали в штат виллы специально обученную прачку (можно вспомнить историю из «Проклятых королей» М. Дрюона) или кого там еще.

Вместо этого автор выписывает портрет состоятельного человека, который ещё себе двор не создал, а только подобрал штат прислуги и нескольких доверенных лиц. Кинопродюсера Джека Вольца из «Крестного отца» — того, которому подкинули в кровать отрубленную лошадиную голову. Власти много, но это молодая власть, которая может держать удар по очень ограниченному количеству векторов.

Будь там реальный двор — мы бы увидели не шашни главного героя с женой заказчика (стандартный визит в отель к частному детективу) — а длительные разборки с родственниками второй-третьей-четвертой линии. За героем ходила бы внучка заказчика, мать которой вышла замуж за перспективного адвоката из команды своего отца, но тот напортачил полтораста лет назад, давно списан в утиль — а вот внучка осталась и теперь старается подняться в семейном рейтинге. Уолдер Фрей и его выводок — вот и узнавайте там, кто пытался грохнуть дедулю. Любимого дедулю, черт бы его побрал... Посторонний «частный детектив», без поддержки каких-то сверхчеловеческих компьютерных систем, окажется бессилен. Может быть, он раскопает вражду тридцатилетней давности и смертельную зависть столетней выдержки. Но представить себе всю картину придворных интриг, чтобы вскрыть мотив — это невероятно.

А есть еще отношения с аналогичными «дворами».

Схожее ощущение абсурда вызывает тридцатилетняя полицейская, которая вдруг получает возможности отказать в расследовании дела такому могущественному человеку. У него куча знакомых в полиции — которым стольник уже стукнул.

Автор пытается защититься, и настаивает, что с Земли улетели миллионы и миллионы энергичных людей. К другим планетам. Оскудела Земля талантами.

Очень сомнительно.

Ведь поднимается второй вопрос — отчего такие проблемы, если есть возможность копировать сознание?

«Вот вы улетите к звездам, все такие креативные, и не заплатите за наше лучшее в галактике высшее образование».

Копии талантов оставались бы на Земле. Может быть, немного подредактированные.

И уж полным бредом выглядят виртуальные пытки, которым подвергали сознание героя, чтобы выдавить из него информацию.

Имея такой уровень медицины — нет нужды в давлении на сознание. Можно спокойно подключаться к памяти и брать из черепного архива любую инфу (причем похожие технологии описываются в тексте).

Наконец, автор пытается показать мир (Землю!), где практически остановилось развитие культуры. Вы представляете себе Видока (французского сыщика XIX века), которого вытащили, скажем, в 1970-е, в Сан-Франциско, и попросили распутать преступление?

— Парлевуфрансе, гнида?

— А ты чё за мазафака такая?

Подонки общества, конечно, душою будут заодно, почти близнецы, то есть братва. Но представление о местных понятиях иметь надо, причем в мельчайших деталях. И описанная автором подготовка «специальных посланников» тут не поможет. Махай руками, не махай, стреляй, не стреляй — пока в эпохе слишком много белых пятен, расследование невозможно.

В романе почти все элементы будущего работают на то, чтобы обслуживать картинку из прошлого. Единственное, что автор пытается создать нового, это детективно-моральные коллизии с «обменами» тел. Герой сидит в теле полицейского, личность которого недавно положили на хранение — слишком был жестким. И напарница этого полицейского, любовница и во многом ученица — принимает деятельное участие в сюжете. Соответственно, автор пытается разыгрывать тему противопоставления тела и духа, когда гражданка видит привычные черты лица, но разум там от совсем другого человека. Только фокус в том, что подобные сюжеты уже отыгрывались — с близнецами, двойниками и даже богами, которые принимали человеческий облик.

Поэтому с точки зрения фантастики-футурологии — книга посредственная.

А вот детективно-батальная линия — выписана куда как лучше.

Персонаж придёт из тюрьмы и уйдет в закат. Он практически не знает промаха, чертовски удачлив, очень умен. Памятлив и злопамятен.

Он много раз настаивает на том, что жалость ему выжгли во время спецподготовки — но за плачущие глаза диковинной собачки порешит кого угодно.

Его обманывают и подставляют, он платит тем же.

Его убивают — но он убивает быстрее.

Вокруг очень мало хороших людей, и жалость в книге вполне нуарная, горькая — приправлена отвращением, цинизмом и разочарованием.

Автор хорошо взвинчивает напряжение, выкладывает новые карты на стол. Подсказки заботливо рассыпаны по всей книге, но не складываются в голове раньше времени. Кульминация и развязка — сработаны по всем правилам триллера.

Сведения об экранизации романа выглядят вполне обоснованными: текст кинематографичен, множество сцен написаны будто специально под грядущую постановку.

Итого: если вам требуется фантастический боевик — вот он. Стрельба с интригой.

 

Русский тизер сериала «Видоизмененный углерод»

 

Ранее в рубрике «Из блогов»:

• Шамиль Идиатуллин о романе Евгения Филенко «Бумеранг на один бросок»

• Дмитрий Бавильский о «Золотом осле» Апулея в переводе Михаила Кузмина

• Персональные «книжные итоги» 2017 года Галины Юзефович

• Ася Михеева о романе Рассела Д. Джонса «Люди по эту сторону»

• Шамиль Идиатуллин о романе Дэна Симмонса «Террор»

• Виталий Каплан о романе Шамиля Идиатуллина «Город Брежнев». Мир, в котором душно

• Станислав Бескарвайный о романе Сергея Жарковского «Эта тварь неизвестной природы». Отличная форма и посредственное содержание

• Михаил Савеличев. Weird Fiction, или О пользе ярлыков

• Шамиль Идиатуллин о романе Дмитрия Быкова «ЖД»

• Дмитрий Бавильский об «Исповеди лунатика» Андрея Иванова

• Сергей Соболев о романе Владимира Соловьева «Евангелие от Соловьева»: «Если фантазируешь — ни в чем себя не ограничивай»

• Галина Юзефович о том, кто страдает от интернет-пиратства

• Дмитрий Бавильский о романе Уилки Коллинза «Лунный камень» в переводе Мариэтты Шагинян

• Михаил Савеличев. «Фонтаны рая» Артура Кларка

• Андрей Рубанов о романе Шамиля Идиатуллина «Город Брежнев»

• Противоречивые впечатления. Станислав Бескаравайный о романе Ярослава Гжендовича «Владыка ледяного сада. Ночной Странник»

• Дмитрий Бавильский о романе Михаила Гиголашвили «Тайный год»

• Swgold: Сага о кольце. О романе Р. Хайнлайна «Между планетами»

• Юлия Зонис о романе Яны Дубинянской «Свое время»

• Николай Желунов. Сжирают ли литературные конкурсы молодых авторов?

• Дмитрий Бавильский о воспоминаниях Ильи Эренбурга в 6 частях «Люди, годы, жизнь» 

• Михаил Сапитон о книге Александра Пиперски «Конструирование языков. От эсперанто до дотракийского»

• Станислав Бескаравайный о романе Вячеслава Рыбакова «На мохнатой спине»

• Екатерина Доброхотова-Майкова. Паровоз Стивенсона

• Наталия Осояну о романе Адриана Чайковски «Children of Time» («Дети времени»)

• Дмитрий Бавильский. «Высокий замок». Воспоминания Станислава Лема в переводе Евгения Вайсброта

• Swgold: Опус № 67. О романе Р. Хайнлайна «Красная планета»

• Станислав Бескаравайный о книге Алексея Иванова «Вилы»

• Наталия Осояну о романе Йена Макдональда «Новая Луна»

• Владимир Данихнов об антологии «Самая страшная книга 2016»

• Дмитрий Бавильский о романе Антонии Байетт «Детская книга» в переводе Татьяны Боровиковой

• Наталия Осояну о дилогии Кэтрин М. Валенте «Сказки сироты»

• Михаил Сапитон о романе Джонатана Литтелла «Благоволительницы»

• Swgold: Бомбардир из поднебесья. О романе Р.Хайнлайна «Космический кадет»

• Дмитрий Бавильский о сборнике «эпистолярных» новелл Джейн Остин «Любовь и дружба» 

• Юрий Поворозник. «Американские боги»: что нужно знать перед просмотром сериала

• Михаил Сапитон о романе Ханьи Янагихары «Маленькая жизнь»

• Сергей Соболев. Олаф Стэплдон как зеркало научной фантастики ХХ века

• Дмитрий Бавильский о романе Джейн Остин «Мэнсфилд-парк» в переводе Раисы Облонской

• Swgold: Первая юношеская. О романе Р.Хайнлайна «Ракетный корабль «Галилей»

• Маша Звездецкая. Совы не то, чем они кажутся. О романе Василия Мидянина «Повелители новостей»

• Swgold: Вселенная. Жизнь. Здравый смысл. О романе Р.Хайнлайна «Пасынки вселенной»

•  Дмитрий Бавильский о книге Антонии Байетт «Ангелы и насекомые»

•  Екатерина Доброхотова-Майкова. Почтовые лошади межгалактических трасс

Комментарии

Вверх