СПб, ст. метро "Елизаровская", пр. Обуховской Обороны, д.105
8(812) 412-34-78
Часы работы: ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 18:00
Главная » Журнал «ПИТЕРBOOK» » Рецензии и статьи » Противоречивые впечатления. Станислав Бескаравайный о романе Ярослава Гжендовича «Владыка ледяного сада. Ночной Странник»

Противоречивые впечатления. Станислав Бескаравайный о романе Ярослава Гжендовича «Владыка ледяного сада. Ночной Странник»

12:00 / 24.09.2017

Ярослав Гжендович. Владыка ледяного сада. Ночной Странник. Из блоговЯрослав Гжендович. Владыка ледяного сада. Ночной Странник
М.: АСТ, 2017

Книга переведена не зря.

Есть относительно продуманный мир: на другой планете очередная вариация магии — воздействие субъекта на реальность силой только лишь своего желания.

Есть как минимум два персонажа, выписанных очень подробно, и еще с полдюжины различимых лиц. Не говоря уже о толково очерченных силуэтах, которых в книге много, и они разные.

Есть две сюжетные линии: расследование «чего наши натворили на этой планетке и как тут вообще дела?», а так же «взросление и бегство наследного принца».

Отлично выбран темп событий и язык целиком ему соответствует — книга читается легко, увлекательно.

Но что меня раздражало — и чем дальше, тем больше — стандартные ходы в описании иных культур.

Викинговщина — для Запада. Подобие Китая с намеками на Японию — для Востока.

Один, «волчьи корабли», образ жизни — сложно не вздохнуть при очередном упоминании знакомых мотивов. Интриги двора, конкибуны, чиновники, сословие до отчаяния храбрых воинов — будто Китай после очередного варварского нашествия, когда кочевники перенимают культуру местных...

Автор использует наиболее распространенные, разрекламированные образы, соответствующие читательским представлениям «о старине».

Корея? Нет, не слыхал. Вьетнам? Поморы? Венгры? Сомалийцы? Пуштуны? Да, есть намеки на касты, на кровавые жертвоприношения (в которых среднестатистический читатель может заподозрить культ Кали), но это подаётся в до ужаса надоевшей обёртке.

«Доктор сказал в морг, значит в морг».

Та же засада и в безумии, в уме антагониста, создателя местного «сердца тьмы».

Если Босх — то непременно «Сад земных наслаждений». Если все плохо — то правая створка того же триптиха. Есть намёки на «Макбета» и «Спящую красавицу».

Земляне у вас что, фильмов не смотрят? В их сознании должны присутствовать аллюзии на самые раскрученные образы из масс-культуры, из будущего варианта «Игры престолов»... Но тогда пришлось бы расписывать в тексте еще один пласт информации — искусство Земли будущего. Автор не стал заниматься футурологией, упростил работу себе и читателю: культурные штампы стали той смазкой, благодаря которой сюжетные повороты легче проникают в мозг. При желании штампы можно именовать архетипами, но это будет подыгрывание автору.

Поэтому землянин-спасатель подан как интернациональный выживальщик. Простоватое дитя центрально-восточной Европы (от Финляндии до Хорватии). В речи мелькают польские ругательства, есть житейский опыт, но культурных рефлексий очень мало — и то в рамках классических сюжетов, которые отыгрывал злодей. Ну портовый город, ну видел я такие, ну пиво с дрянным вкусом. В этом смысле Сварог и Язон дин Альт, попавшие на другие планеты, выглядят более подкованными людьми — у них имелся набор сложных моделей, которые они пытаются применять к миру вокруг себя. А ведь спасателя-выживальщика учили, довольно серьезно готовили.

И, конечно, от диалога главгероя с главзлодеем — ожидаешь совсем другого уровня аргументов. Они ведь поданы, представлены как опытные в своём деле люди. Мысленно они должны были отыграть ситуацию на несколько ходов вперед. Что в своём личном противостоянии, что в вариантах развития мира, где земляне решает поиграть в богов. Спасатель, вполне возможно, смотрел «Апокалипсис сегодня», и теперь увидел всё то, что начал творить «спасаемый» учёный. Если не видел фильма, то встречал множество опасных людей, с которыми лучше не терять времени, предаваясь ностальгии. Тогда не стал бы он говорить лишних слов, а убедившись в неадекватности, немедленно постарался ликвидировать учёного маньяка. Чего нет и близко.

Из-за этого при чтении книги возникает ощущение слалома: есть хорошо сконструированные фрагменты — скажем, учебный эксперимент для трех принцев с тремя островками и колониями полуразумных грызунов (допускаю, что где-то что-то подобное уже кто-то писал. И текст, при желании, можно подвести под образы компьютерной игры. Но я воспринял как оригинальный поворот, согласующийся с логикой описанного мира), и есть фрагменты вторичные — когда главный герой постепенно обретает черты Одина. То сюжет идёт по стандартным ступенькам типа «спрятанная в камышах лодка», «переодевание в жрецов», «ограбление трупов», то мелькнёт маленькая трагедия — с тем домом, где точно решили придерживаться обычаев и жить ради своей культуры, пусть даже в стране война.

Наконец, вживленный в героя компьютер, цифрал — который даёт ему «плюс много» в схватках и расчетах. Автор пытается замаскировать сущность машины её симбиотическим статусом. Но машина ведь не потому техника, что состоит из шестерёнок и шкивов. Или находится вне пределов человеческого тела. Машина — искусственная отрефлексированная система. Автор откровенно намекает, что слишком сложная техника на планете просто не функционирует. Но цифрал, пусть он пророс в мозгу героя из крохотного зёрнышка — остаётся чрезвычайно сложной машиной, потому как спроектирован, запрограммирован и может корректно работать с информацией. Если подумать, то в мире, где схемы всех механизмов должны умещаться в памяти их создателей — для штатной работы цифрала герой должен знать его устройство...

В остальном это типичная первая книга цикла. Пока сохраняются все возможности увидеть в продолжении как отличную расшивку «узких мест», так и сползание текста к стандартному «фэнтези-приключалову».

Итого: для начинающего любителя фантастики вещь вполне хороша. Рекомендую. Опытный читатель может столкнуться с ощущением вторичности... Моё ощущение: 7 из 10 баллов, местами провисает до 6 из 10.

 

Ранее в рубрике «Из блогов»:

• Дмитрий Бавильский о романе Михаила Гиголашвили «Тайный год»

• Swgold: Сага о кольце. О романе Р. Хайнлайна «Между планетами»

• Юлия Зонис о романе Яны Дубинянской «Свое время»

• Николай Желунов. Сжирают ли литературные конкурсы молодых авторов?

• Дмитрий Бавильский о воспоминаниях Ильи Эренбурга в 6 частях «Люди, годы, жизнь» 

• Михаил Сапитон о книге Александра Пиперски «Конструирование языков. От эсперанто до дотракийского»

• Станислав Бескаравайный о романе Вячеслава Рыбакова «На мохнатой спине»

• Екатерина Доброхотова-Майкова. Паровоз Стивенсона

• Наталия Осояну о романе Адриана Чайковски «Children of Time» («Дети времени»)

• Дмитрий Бавильский. «Высокий замок». Воспоминания Станислава Лема в переводе Евгения Вайсброта

• Swgold: Опус № 67. О романе Р. Хайнлайна «Красная планета»

• Станислав Бескаравайный о книге Алексея Иванова «Вилы»

• Наталия Осояну о романе Йена Макдональда «Новая Луна»

• Владимир Данихнов об антологии «Самая страшная книга 2016»

• Дмитрий Бавильский о романе Антонии Байетт «Детская книга» в переводе Татьяны Боровиковой

• Наталия Осояну о дилогии Кэтрин М. Валенте «Сказки сироты»

• Михаил Сапитон о романе Джонатана Литтелла «Благоволительницы»

• Swgold: Бомбардир из поднебесья. О романе Р.Хайнлайна «Космический кадет»

• Дмитрий Бавильский о сборнике «эпистолярных» новелл Джейн Остин «Любовь и дружба» 

• Юрий Поворозник. «Американские боги»: что нужно знать перед просмотром сериала

• Михаил Сапитон о романе Ханьи Янагихары «Маленькая жизнь»

• Сергей Соболев. Олаф Стэплдон как зеркало научной фантастики ХХ века

• Дмитрий Бавильский о романе Джейн Остин «Мэнсфилд-парк» в переводе Раисы Облонской

• Swgold: Первая юношеская. О романе Р.Хайнлайна «Ракетный корабль «Галилей»

• Маша Звездецкая. Совы не то, чем они кажутся. О романе Василия Мидянина «Повелители новостей»

• Swgold: Вселенная. Жизнь. Здравый смысл. О романе Р.Хайнлайна «Пасынки вселенной»

•  Дмитрий Бавильский о книге Антонии Байетт «Ангелы и насекомые»

•  Екатерина Доброхотова-Майкова. Почтовые лошади межгалактических трасс

Комментарии

Вверх