СПб, ст. метро "Елизаровская", пр. Обуховской Обороны, д.105
8(812) 412-34-78
Часы работы: ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 18:00
Главная » Журнал «ПИТЕРBOOK» » Рецензии и статьи » Михаил Сапитон о романе Джонатана Литтелла «Благоволительницы»

Михаил Сапитон о романе Джонатана Литтелла «Благоволительницы»

12:00 / 28.05.2017

Джонатан Литтелл. Благоволительницы. Из блоговДжонатан Литтелл. Благоволительницы
М.: Ад Маргинем Пресс, 2011

«Благоволительницы» — самое известное и почитаемое произведение француза Джонатана Литтелла. В активе книги Гран-при Французской академии и Гонкуровская премия. Объемный роман, который в оригинале занимает 902 страницы, был переведен более чем на 20 языков. Первое русскоязычное издание вышло в 2009 году и получило неоднозначный прием у критиков: в укор ставили словоохотливость автора, зацикливание на сексуальных фантазиях героя и умелое жонглирование штампами. По-моему, эти претензии актуальны и поныне, однако со временем книга приобрела дополнительных смыслов. Её важно прочесть сейчас, в эпоху затененных государственной пропагандой конфликтов, которые впиваются ядовитыми иглами в общество. Но о чем произведение?

Роман имеет структуру классической музыкальной сюиты, по частям которой названы отдельные главы: токката, аллеманда, куранта, сарабанда, менуэт, ария и жига.

Повествование ведется от лица Максимилана Ауэ, оберштурмбаннфюрера СС. Он одновременно изображен сборником штампов и торжеством противоречий. Ауэ, в бытность доктор юридических наук — изящный интеллектуал и верный национал-социалист. Эпатажным произведениям Вагнера, приводивших в движение нацистскую пропагандистскую машину, он скорее предпочитает более традиционного Рамо. Макс без труда говорит на древнегреческом, читает Лермонтова, Достоевского, Толстого, Чехова, Флобера, Стендаля, Мелвилла. В юности он даже, втайне, зачитывался Берроузом, романы которого позже подсовывал Гиммлеру в качестве прототипа для послевоенных реформ. Ауэ может без труда поддержать разговор о философии Канта, Гоббса и, конечно же, знаком с трудами Ницше. Его сестра-близняшка, персонаж эфемерный и очень важный, однажды обучалась у доктора Юнга.

Добро и зло – категории, которые помогают оценить результат воздействия одного человека на другого, но они совершенно непригодны и даже неприемлемы, чтобы делать выводы о происходящем в человеческой душе.

Противоречия Ауэ вскрываются достаточно быстро. В молодости он имел сексуальную связь со своей сестрой. Вскоре их разлучили, однако она осталась его единственной гетеросексуальной возлюбленной — чтобы заместить горечь потери, Макс стал вести гомосексуальные отношения. Нацистский строй не приветствовал подобного, однако Ауэ знает, что разумная скрытность его спасет, а потому не изменяет своему увлечению даже в военное время. Такой акцент здорово портит предполагаемый расклад сил. Наивный читатель будет ждать, что главный герой вот-вот произнесет патетический фразы раскаяния. Как могла нация Шиллера и Гёте опуститься до истребления другого народа, придумать газовые камеры и погубить в огне Европу? Литтелу такие банальности не интересны настолько, чтобы отдавать их на поручительство главному герою. Он, простите, исполняет функцию исторического ассенизатора.

Ханс Ланда на службе литературы

Помните пародийный фильм Квентина Тарантино «Бесславные ублюдки»? Одной из главных звезд картины стал Кристоф Вальц, который сыграл обаятельного офицера СС Ханса Ланду из ближайшего окружения Гитлера. Его манеры, интеллект и разумность выводов заслужили Вальцу признание. Для примерного понимания «Благоволительниц» можно представить Ланду, кристализированного до реальных масштабов. Он по-прежнему разумен, понимает преступность своих действий, однако с уверенной размеренностью занимается организацией массовых расстрелов в Польше, Украине, на Кавказе. В этих действиях он значительно меньше похож на каррикатуру, чем кинематографический герой, с которым я его насильно сравниваю. Затем Ауэ попадает в пекло Сталинграда, откуда благая воля (на этот раз представленная пулевым ранением черепа) вытаскивает «героя» в Германию. После восстановления на плечи Макса ложится поддержание работы концентрационных лагерей — коммандировки в Аушвиц описаны во всей красе. При этом его острый юридический ум постоянно мечется в камерной идеологии национал-социализма. Макс, как истинный немец, может доказать любое противоречие, отыскать всюду рациональность. Он выводит противоречивые законы, по которым работает его общество, во что-то зримое и осязаемое. Для нас, лишенных столь убедительной государственной идеологии, это кажется излишним.

В книге много намеренно документальной риторики. Рассуждения о составе докладов, которые отправляют айнзацгруппы в Берлин, трения среди офицерского состава. Одна из самых интересных бесед: разговор между молодым лингвистом Фоссом и главным героем. Ученый, который занимается исследованием языков кавказских народностей, последовательно громит перед Ауэ научные фрикции национал-социалистического сообщества. Проходится по глупостям расовых предрассудков и тотальном снижении качества научных достижений Германии. В ответ он слышит лишь примирительные кривляния Ауэ. Голова Макса занята чисто формальным обсуждением судьбы горских евреев — подлежат ли они уничтожению? Эта двойственность, которая постепенно замешивается во все более сильной консистенции, преследует все символические точки романа.

Но в тысячестраничном тексте достаточно и динамики. Она последовательно закручивается вслед за ухудшением ситуации на фронтах. Хотя театр военных действий здесь описан специфично: не ждите обилия батальных сцен. Офицеры СД живут иначе, позволяя себе вечера в ресторанах и казино, отдых в Крыму, хорошее вино. Впрочем, работы не избежать. Ауэ со своими смертоносными подразделениями действует за спинами солдат вермахта. Организовывает массовый расстрел в Бабьем Яру, руководит вылазками, сбором пожитков. Постепенно глаз замыливается от жестоких описаний (что тоже  продуманно). Глотком свежего воздуха становится личная драма, возвращающая в историю сестру-близняшку, утрату отца, родителей. Эту ветку я спойлерить не буду, она хорошо проиллюстрирует прогрессирующее моральное упадничество Макса. Он становится живым свидетельством ошибок, которые перемололи судьбы народов. Самое веселое, что ему удалось избежать наказания, которым одаряли раскаявшихся нацистов парни из «Бесславных ублюдков». У него на лбу не вырезана свастика, однако в черепной коробке по-прежнему пульсирует дух национал-социализма. Его убеждения и биография претерпевают впечатляющих мутаций. Ценности не меняются, однако обрастают дополнительной нагрузкой.

И убийцы, и убитые — люди, вот в чём страшная правда.

Книга изменений

Спешить с прочтением «Благоволительниц» бессмысленно. Книга не торопится раскрывать свои грязные козыри, она требует немецкого упорства в освоении. Как и Ауэ, которому противно нажимать на курок, расстреливая лежащую в штабеле трупов еврейскую девушку, вам будет непросто перелистывать страницы. Но прочитать роман — нужно. Да, он излишне артикулирует историей. Без трагедии такого масштаба, изуродовавшей лик Европы, личные деформации одного юриста остались бы несущественной мелочью, пусть и занимательной. Да, книга может вызвать приступы ярости у всех любителей чистого, доброго, морального. Но позвольте, литература не должна нам льстить. «Благоволительницы» показывают, чем мы можем стать. И чем станем под давлением сильной идеологии. В этом и заключается главный вызов — понять, когда становишься Максом Ауэ. Когда идешь на компромисс (безусловно рациональный!), когда работа ломает твое ощущение гуманности, когда конформность начинает противоречить общечеловеческой нормальности.

Этот и другие материалы — на Телеграм-канале «Booker»

 

Ранее в рубрике «Из блогов»:

• Swgold: Бомбардир из поднебесья. О романе Р.Хайнлайна «Космический кадет»

• Дмитрий Бавильский о сборнике «эпистолярных» новелл Джейн Остин «Любовь и дружба» 

• Юрий Поворозник. «Американские боги»: что нужно знать перед просмотром сериала

• Михаил Сапитон о романе Ханьи Янагихары «Маленькая жизнь»

• Сергей Соболев. Олаф Стэплдон как зеркало научной фантастики ХХ века

• Дмитрий Бавильский о романе Джейн Остин «Мэнсфилд-парк» в переводе Раисы Облонской

• Swgold: Первая юношеская. О романе Р.Хайнлайна «Ракетный корабль «Галилей»

• Маша Звездецкая. Совы не то, чем они кажутся. О романе Василия Мидянина «Повелители новостей»

• Swgold: Вселенная. Жизнь. Здравый смысл. О романе Р.Хайнлайна «Пасынки вселенной»

•  Дмитрий Бавильский о книге Антонии Байетт «Ангелы и насекомые»

•  Екатерина Доброхотова-Майкова. Почтовые лошади межгалактических трасс

Комментарии

Вверх