СПб, ст. метро "Елизаровская", пр. Обуховской Обороны, д.105
8(812) 412-34-78
Часы работы: ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 18:00
Главная » Журнал «ПИТЕРBOOK» » Рецензии и статьи » Истории английских городов

Истории английских городов

12:00 / 07.01.2019
Ника Батхен

Розамунда Пилчер. В канун Рождества. РецензияРозамунда Пилчер. В канун Рождества
М.: Азбука-Аттикус, 2019

Бывают истории, в которых место действия совершенно непринципиально. Историю Ромео с Джульеттой можно перенести в Нью-Йорк, леди Макбет — в Мценский уезд, короля Лира с дочками — в современный Лондон, историю трех товарищей — на любой фронт любой современной войны. И сюжет нисколько не пострадает. А бывают истории совершенно неотделимые от места действия — в произведениях Достоевского полноценным героем является туманный, мертвенный Петербург, у Гоголя — живописная Украина, у Грина его Гринландия. Отделить персонажа от канвы повествования невозможно никаким скальпелем — необратимо нарушится очарование текста. «В канун Рождества» — одна из таких книг.

Персонажей в романе много — Пилчер мастерски переплетает судьбы трех поколений одной семьи, ткет причудливый гобелен историй. Это и пенсионерка Элфрида Фиппс, отставная актриса с богатой судьбой, и бесконечно преданный музыке органист Оскар Бланделл, и изысканная красавица Кэрри и ершистый подросток Люси и переживший тяжелый развод Сэм. Помимо семейных и дружеских уз этих людей связывают потери, одиночество, непонимание со стороны людей, порой даже самых близких. О Люси мать фактически забывает, влюбившись в американского бизнесмена, Кэрри тоже не нужна матери и не обзавелась друзьями, Элфрида к своим шестидесяти двум успела пережить два развода и схоронить одного возлюбленного, потери Оскара настолько страшны, что волей-неволей хочется спросить автора — не слишком ли жестоко Пилчер обходится с персонажами. Смертей в романе, пожалуй, чуть больше, чем позволяют рамки рождественского романа, причем погибших — обаятельных, своеобразных и выразительных — искренне жаль. Впрочем, возможно именно несправедливость смерти на контрасте помогает читателям ощутить силу и прелесть жизни.

Но главный герой романа, ради которого, возможно и была написана сама книга — старая-добрая провинциальная Англия. Меланхолические пейзажи, породившие творчество сестер Бронте и мисс Гаскелл, картины Констебля и Гримшоу, лирическую поэзию Теннисона. Замшелые коттеджи с вековыми каменными стенами, крохотными кухоньками и ванными, мрачноватыми гостиными в викторианском стиле, непременным камином, у которого так уютно пить чай, шаткими лесенками на второй этаж, запахом лаванды, свечей и сырости, туманными видами из окон. Камелии и жимолость, заросли дрока и плети плюща, вересковые пустоши, нарядные веточки остролиста, опавшие листья яблонь. Фазаны и кроншнепы, морские чайки и чайки-моевки, стада неспешных овец и холеных фермерских коров. Собаки — разве возможна английская провинция без собак? Драчливый и глупый ротвейлер Брут, невыносимо громкий лабрадор Бренди и прелестный метис разношерстных колли маленький храбрец Горацио украшают пейзажи по мере сил. Деревенские лавочки со свежайшими яйцами и молоком, заморскими фруктами и овощами, пыльный приют антиквара, уютный книжный — и все хозяева знают покупателей по именам и заказам. Бесконечные волны дюн, грохот и шепот холодного неприветливого моря, мягкие хлопья рождественского снегопада и серый английский дождь. Не хватает разве что Гитраша и маленьких человечков в зеленом — впрочем, как выражалась мисс Эйр, они давным-давно покинули Англию.

Отдельное преимущество романа, делающее его идеальным новогодним подарком для старшего поколения — ведущая пара героев находится в «возрасте дожития», они довольно пожилые люди, еще несколько лет — и можно будет сказать «старики». Однако ни возраст, ни превратности судьбы не препятствуют их жизненному пути — они хлопочут по кухне и саду, обустраивают жилище, выгуливают веселого пса, любуются окрестностями. Они делают выводы из пережитых событий, прощаются с трагедиями прошлого, примиряются с людьми и Богом, заботятся о ближних, соседях и незнакомцах. И любят друг друга, искренне и горячо. Талисман Элфриды, картина Дэвида Уилки, изображающая пожилых родителей художника, служит своеобразным рефреном, напоминанием о счастливой зиме для двоих. Элфрида больше не жалеет о театральном прошлом. А Оскар, наоборот, возвращается к музыке.

В романе много доброты и сочувствия — не абстрактных, приторных и слащавых, а искренних и деятельных. Много вкусной еды, удивительных подарков, сказочных совпадений, некрупных, но настоящих чудес. «В канун Рождества» — прекрасная книга для зимних каникул, долгих вечеров, кресла-качалки, чая с печеньем и классической музыки в наушниках. Ее можно смаковать, как хороший виски, перелистывать по главе в день и возвращаться к уже прочитанному. Если вы или ваши близкие пережили потери или утраты, огорчаетесь из-за разлук, потеряли веру в судьбу и рождественские чудеса —открывайте роман Розамунды Пилчер и будьте счастливы.

Подписаться на автора
Комментарии

Вверх