СПб, ст. метро "Елизаровская", пр. Обуховской Обороны, д.105
8(812) 412-34-78
Часы работы: ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 18:00
Главная » Журнал «ПИТЕРBOOK» » Мнения » Спорная книга: Яна Вагнер, «Кто не спрятался»

Спорная книга: Яна Вагнер, «Кто не спрятался»

12:00 / 07.11.2017

Яна Вагнер. Кто не спрятался, или История одной компании. Спорная книгаЯна Вагнер. Кто не спрятался, или История одной компании
М.: АСТ. Редакция Елены Шубиной, 2017

«Об чем кино» кратко рассказывает Михаил Визель в материале «Яна Вагнер. Отель “У погибшей актрисы”» (сайт «Год литературы»): «Автор понравившегося читателям, критикам и, что существеннее, телепродюсерам “Вонгозера” возвращается с детективом, который ревнители чистоты жанра называют “герметическим”. Завязка классическая: маленький отель на вершине горы в какой-то восточноевропейский стране (с учетом происхождения матери Яны Вагнер, чью фамилию она использует в качестве псевдонима, можно предположить, что это Чехия), полностью выкупленный на каникулы русским миллионером, компания из десяти человек — близких друзей этого миллионера и их жен, одна жертва — актриса, звезда сериала, съемки которого должны были начаться сразу после недельных каникул. Кто из этих милейших и состоявшихся сорокалетних людей — адвоката, режиссера, банкира и т. д. — мог так ее ненавидеть? Или это юная жена банкира, чужая в этой компании? Или управляющий отелем, ненавидящий вообще всех русских? Или это вообще что-то иномирное-иноплатнетное? Через классический сюжет (герои не случайно сразу вспоминают “Отель у погибшего альпиниста”) Яна Вагнер рассказывает о современных горожанах — с их страхами, неврозами и комплексами...»

Серегй Оробий в материале «Обзор книжных новинок от 30.10.17» (сайт «Лиterraтура») подчеркивает «жанровый» характер нового романа Яны Вагнер: «Всем, кто полагает, что “Редакция Елены Шубиной” превратилась в конвейер “добротных роман романычей”, нужно поинтересоваться книгой Яны Вагнер. Вот, пожалуйста, самый что ни на есть “жанр”. Компания друзей приезжает в отель на вершину снежной горы, чтобы весело провести неделю вдали от цивилизации. Наутро ледяной дождь оставляет их без связи с миром, а чуть позже выясняется, что одна из них убита, лежит в снегу, пронзённая лыжной палкой. Классическая детективная схема: убил кто-то из замкнутого круга подозреваемых. Однако из имеющихся ролевых моделей Яне Вагнер явно ближе не “Агата Кристи”, а “Гиллиан Флинн”. По-настоящему напряжённой эту историю делают многочисленные флэшбеки и эффектный slow motion, благодаря которым читатель быстро понимает: все они тут, на горе, не без греха. Собственно, никакого расследования не будет — будет аттракцион проникновенных и жёстких исповедей каждого из обитателей Отеля. Имеем ли мы право пожаловаться на жанровую подмену? Как бы то ни было, головокружение от всех этих признаний гарантировано...»

Татьяна Сохарева в реплике «Фактор кота Мурзика, хиппи-убийцы и 11 видов одиночества» (портал «Литературно»), напротив, подчеркивает: «Кто не спрятался» только прикидывается детективным романом: «Поначалу кажется, что главная цель Яны Вагнер — ни в коем случае не выйти за границы жанра. С первых же страниц окунув читателя в кровь и кишки, она строит повествование вокруг до неприличия классической ситуации: старые друзья отправляются на отдых и очень скоро оказываются заперты в замкнутом, давящим на них пространстве, эдаком кинговском отеле “Оверлук”. Но когда одна из героинь погибает, Вагнер резко отказывается от регистра бодрого детектива, который так хорошо читался с самого начала, и вслед за своими персонажами пускается в психологические дебри. Вместо того чтобы расследовать убийство, в течение нескольких дней они выворачивают наизнанку грязное белье друг друга, вспоминают старые обиды и произносят психотерапевтические монологи. Как опыт выращивания большого психологического романа из жанровой литературы это, конечно, занятно, но читательский интерес, признаться, иссякает примерно через две сотни страниц утомительных разборок, кто кого недолюбил, изменил и предал...»

Свою мысль Татьяна Сохарева развивает в обзоре «Русские феминистки, белоленточники и убийцы» («Газета.ru»): «У каждого из героев обнаруживается дюжина скелетов в шкафу и столько же ружей на стенах, одно из которых, без сомнения, и поразило Соню — главную звезду так и не снятого сериала.

Поначалу их речи звучат как тихий плач, рвущийся откуда-то из невеселого детства и переходящий в причитания об упущенных возможностях и несбывшихся мечтах. Они безжалостны по отношению друг к другу и особенно к себе. Но в финале этот плач сорвется практически в животный рев — монотонный и для читателя, честно говоря, довольно утомительный. Психологическая драма, таким образом, перевесит детективный сюжет, следить за которым во стократ интереснее, чем за очередной недовольной друг другом супружеской парой...»

Ту же обманчивую природу романа отмечает Анастасия Скорондаева в обзоре «Вышли новые книги: Театральный роман Бронзовой и триллер-драма Вагнер» («Российская газета»): «Яна Вагнер устроит мучительную психологическую атаку своим героям. Исповедаться глаза в глаза, припомнив все накопившиеся обиды, придется каждому. Ведь убийца все еще среди них. И есть тот, кто знает его имя.

Поначалу книга напоминает сценарий к голливудскому хоррору. Хочется перелистнуть скорее на последние страницы — узнать, кто убийца, и захлопнуть. Но потерпите. Пытаясь найти убийцу, через флэшбеки автор залезет в душу каждому. Мало не покажется никому. Сменится и стиль повествования, обратив эту историю из банального детектива в драму. Правда, драму все же подзатянутую.

“Накопленные обиды тлеют годами, как торф, — тускло, медленно, вечно, выедая подземные каверны”, — пишет Вагнер. Попробуем говорить правду в глаза, а не ненавидеть за глаза, чтобы не доводить до предела?»

Галина Юзефович в обзоре «Убийство актрисы и “Большая игра” двух империй» (сайт «Медуза») останавливается на композиции книги: «Назвать роман Яны Вагнер поджарым и динамичным было бы некоторым преувеличением, однако совсем уж лишнего балласта в нем мало. Герои — сорокалетние потрепанные жизнью люди, с их долгими и сложными историями надежд и утрат, взаимных претензий, предательств и безусловной, не рассуждающей любви — кажутся настолько живыми и понятными, что просить их замолчать или хотя бы ускориться не повернется язык. Они говорят и говорят о себе, забалтывая собственный страх, выдавая массу избыточных подробностей, делясь интимным, — и все, что остается читателю, это слушать, умирая от сочувствия, узнавания и раздражения (Как, ну как же можно довести себя до этого всего! Да вот так и можно, нам ли не знать, сами такие). <...>

Роман устроен таким образом, что даже балласт закреплен в нем очень надежно. Целая толпа героев, которых можно любить и которым хочется сопереживать, в сочетании с крепким сюжетом способны компенсировать любые издержки — даже системное авторское неверие в то, что читатель не такой дурак, как кажется...»

Елена Макеенко в обзоре «Новая русская проза: октябрь» (сайт «Горький») не согласна с мнением коллеги: «“Кто не спрятался” поначалу вроде бы отлично читается: сюжетные капканы расставлены аккуратно и клацают вовремя, все персонажи со своим жизненным багажом выглядят одинаково неприятными, но очень понятными людьми, однако постепенно напряжение падает и только желание узнать, кто же все-таки убийца, заставляет продираться сквозь пошедшие по третьему кругу сожаления очередных супругов о потраченных лучших годах. Роман очень хочется выжать, подсушить, проредить на треть, дать отстояться и заодно избавить от бесконечно повторяющихся эпитетов, набор которых трудно не запомнить: “золотой”, “жирный”, “сливочный”, “оглушительный” и почему-то “несонный” (это, видимо, эпитет-триггер, пробуждающий у вечно невысыпающегося читателя эмпатию к автору). Печаль в том, что на общем фоне кризиса сюжетов и жанров в “большой” отечественной литературе роман с грамотной интригой и натянутыми нервами, почти не пытающийся заново рассказать всю историю русского двадцатого века, уже заслуживает “крепкой четверки”...»

 

Ранее в рубрике «Спорная книга»:

• Алексей Сальников, «Петровы в гриппе и вокруг него»

• Ольга Славникова, «Прыжок в длину»

• Тим Скоренко, «Изобретено в России»

• Сергей Кузнецов, «Учитель Дымов»

• Виктор Пелевин, «iPhuck 10»

• Ксения Букша, «Рамка»

• Герман Кох, «Уважаемый господин М.»

• Дмитрий Быков, «Июнь»

• Эдуард Веркин, «ЧЯП»

• Антон Понизовский, «Принц инкогнито»

• Джонатан Коу, «Карлики смерти»

• Станислав Дробышевский, «Достающее звено»

• Джулиан Феллоуз, «Белгравия»

• Мария Галина, «Не оглядываясь»

• Амос Оз, «Иуда»

• А. С. Байетт, «Чудеса и фантазии»

• Дмитрий Глуховский, «Текст»

• Майкл Шейбон, «Лунный свет»

• Сборник «В Питере жить», составители Наталия Соколовская и Елена Шубина

• Владимир Медведев, «Заххок»

• Ю Несбе, «Жажда»

• Анна Козлова, «F20»

• Хелен Макдональд, «Я» — значит «ястреб»

• Герман Садулаев, «Иван Ауслендер: роман на пальмовых листьях»

• Галина Юзефович. «Удивительные приключения рыбы-лоцмана»

• Лев Данилкин. «Ленин: Пантократор солнечных пылинок»

• Юрий Коваль, «Три повести о Васе Куролесове»

• Андрей Рубанов, «Патриот»

• Шамиль Идиатуллин, «Город Брежнев»

• Фигль-Мигль, «Эта страна»

• Алексей Иванов, «Тобол. Много званых»

• Владимир Сорокин, «Манарага»

• Елена Чижова, «Китаист»

 
Комментарии

Вверх