СПб, ст. метро "Елизаровская", пр. Обуховской Обороны, д.105
8(812) 412-34-78
Часы работы: ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 18:00
Главная » Журнал «ПИТЕРBOOK» » Мнения » Спорная книга: Тим Скоренко, «Изобретено в России»

Спорная книга: Тим Скоренко, «Изобретено в России»

12:00 / 17.10.2017

Тим Скоренко. Изобретено в России. Спорная книгаТим Скоренко. Изобретено в России. История русской изобретательской мысли от Петра I до Николая II
М.: Альпина нон-фикшн, 2017

Константин Мильчин в рецензии «Родина тигров и компоратора: книга “Изобретено в России” Тима Скоренко» («ТАСС») первым делом находит в этой книге отличный образ: «Пересказать основную мысль книги Тима Скоренко проще всего метафорой самого автора: “Россия — не родина слонов, зато у нас есть замечательные амурские тигры”. Действительно, есть много мифов, приписывающих российским ученым самые разные изобретения, которые в реальности не имеют к нашей истории никакого отношения. <...>

Но удивительно другое — есть множество русских изобретений, про которые никто не трубит на каждом шагу. А от этого они не менее важны. <...>

Герои Скоренко, русские изобретатели, восхищают стремлением работать и создавать новое даже тогда, когда все было против них: отсутствие либо несовершенство патентной системы, консервативность начальства, отсутствие средств на внедрение инноваций.

Им было сложнее, чем их европейским или американским коллегам. По сути, книга Скоренко — это универсальный справочник патриота, который не готов отождествлять себя с государством, но хочет гордиться страной и людьми.

В обзоре, опубликованном на страницах журнала «Русский Репортер», Константин Мильчин более краток и ироничен: «Небольшая книжка в помощь патриоту: за что можно и нужно гордиться российскими изобретателями. Например, у нас изобрели пенный огнетушитель, кукольную анимацию и ранцевый парашют. Трамвай тоже изобрели у нас — его придумал петербургский инженер Федор Аполлонович Пироцкий. Но вмешалось лобби владельцев конного трамвая, и в итоге нас обошли немцы. Книга на самом деле грустная: “Трагедия Пироцкого заключалась в том, что он не располагал ничем кроме таланта, а такого Россия никогда не прощала”».

Дмитрий Самойлов в рецензии «Книга недели: Тим Скоренко. “Изобретено в России”» («Популярная механика») старается удержаться от восторженных эпитетов в адрес книги главного редактора сайта «Популярной механики»: «По форме “Изобретено в России” — отличная научно-популярная литература. А вот по содержанию, помимо энциклопедии русского гения, это еще и классическая русская трагедия. Это книга о том, что в России, в общем-то, есть всё. Но Россия это всё постоянно теряет.

Наибольший интерес представляет история взаимоотношений русских изобретателей и государства. Вплоть до XIX века в России не было толкового авторского права, а единственным путем для внедрения изобретения, конечно, был путь государственный. Горизонтальные связи исчезли не вчера, их и триста лет назад не было. Когда же патенты-привилегии стали выдавать, то заявки рассматривали от двух лет до десяти, а за год выдавали, скажем, четыре патента. В то же самое время в США за один год выдавалось до 30 000 патентов. В самом деле, откуда же взяться Силиконовой долине?

Удивительно, что при таком обращении с самородками и уроженцами русской изобретательской школы, количество энтузиастов, количество русских гениев оставалось примерно постоянным. И остается, несмотря на все чудовищные потрясения последних двухсот лет».

С другой стороны, Владислав Толстов довольно приблизительно представляет, кто такой Тим Скоренко, что и демонстрирует в обзоре «И снова лучший нон-фикшен от «Альпины»: от революции до подстаканника» («БайкалИНФОРМ»): «Тим (Тимофей) Скоренко известен как бард, поэт, писал фантастику под псевдонимом Эрик Делайе, собрал целое созвездие наград. То, что этот человек решил обратиться к научно-популярному жанру, в общем, неочевидный выбор — во всяком случае, его книгу я начинал читать не без опаски. Вдруг окажется очередной опус на тему “Россия — родина слонов”. По счастью, я ошибся. Да и книга оказалась хорошей: занимательной, динамичной, с массой полезных фактов. Велосипед русские не изобрели, это да. И паровоз тоже не мы изобрели. И даже ракету не мы. Но множество “стихийных изобретений”, как их называет Скоренко, принадлежит все же нашим людям: “Шатровая архитектура, подстаканники, ряженка, балалайка — все это стало естественным порождением русской культуры, плодами ее развития”, сообщает автор. А еще — пчелиный улей, булатная сталь, ледокол, крупнокалиберную артиллерию, и даже батарею парового отопления — последнее очевидно, учитывая в каком климате мы живем. Забавная неглупая книга, которую и самому интересно прочесть, и можно сыну-школьнику подсунуть, пусть развивается и наполняется чувством научно-технического патриотизма».

Денис Песков в рецензии «Настоящее наше» («Forbes») обращает внимание на юридические сложности, с которыми сталкивались отечественные изобретатели: «Талантами, как показывает Тим Скоренко из журнала “Популярная механика”, Россия обделена не была даже при царях (автор готовит и вторую книгу, о советских изобретателях), однако на пути от идеи до реализации и тем более широкого распространения существовали серьезные препоны. И главной бедой было отсутствие нормального патентного законодательства: например, зарегистрировать изобретение стоило очень больших денег. Выгоднее было найти инвесторов за границей, где патент был недорог, а возвращение домой с грифом “проверено Европой” открывало больше возможностей».

Полина Рыжова в обзоре «Новые нон-фикшн книги: конец сентября» (сайт «Горький») подводит своеобразный итог и выражает те же мысли в более сухой, академичной форме: «Эта книга не каталог изобретений — скорее, очень вольный рассказ. И по ходу этого рассказа Скоренко приходит к двум выводам: изобретательская школа активно развивается в обществе без регулярных внутренних социально-политических потрясений и там, где уважают авторское право. Ни с первым, ни со вторым России особенно не повезло. Но на второй фактор, в отличие от первого, теоретически возможно было повлиять. <...>

Участь российского изобретателя — обивание порогов чиновников, по большей части безрезультатное. Успех мог прийти при совокупности двух условий: если повезло родиться в богатой влиятельной семье и если изобретение можно было бы применить в военном деле. После прочтения “Изобретено в России” понимаешь, что изменилось за 100-200 лет в стране не так уж и много».

 

Ранее в рубрике «Спорная книга»:

• Сергей Кузнецов, «Учитель Дымов»

• Виктор Пелевин, «iPhuck 10»

• Ксения Букша, «Рамка»

• Герман Кох, «Уважаемый господин М.»

• Дмитрий Быков, «Июнь»

• Эдуард Веркин, «ЧЯП»

• Антон Понизовский, «Принц инкогнито»

• Джонатан Коу, «Карлики смерти»

• Станислав Дробышевский, «Достающее звено»

• Джулиан Феллоуз, «Белгравия»

• Мария Галина, «Не оглядываясь»

• Амос Оз, «Иуда»

• А. С. Байетт, «Чудеса и фантазии»

• Дмитрий Глуховский, «Текст»

• Майкл Шейбон, «Лунный свет»

• Сборник «В Питере жить», составители Наталия Соколовская и Елена Шубина

• Владимир Медведев, «Заххок»

• Ю Несбе, «Жажда»

• Анна Козлова, «F20»

• Хелен Макдональд, «Я» — значит «ястреб»

• Герман Садулаев, «Иван Ауслендер: роман на пальмовых листьях»

• Галина Юзефович. «Удивительные приключения рыбы-лоцмана»

• Лев Данилкин. «Ленин: Пантократор солнечных пылинок»

• Юрий Коваль, «Три повести о Васе Куролесове»

• Андрей Рубанов, «Патриот»

• Шамиль Идиатуллин, «Город Брежнев»

• Фигль-Мигль, «Эта страна»

• Алексей Иванов, «Тобол. Много званых»

• Владимир Сорокин, «Манарага»

• Елена Чижова, «Китаист»

 
Комментарии

Вверх