СПб, ст. метро "Елизаровская", пр. Обуховской Обороны, д.105
8(812) 412-34-78
Часы работы: ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 18:00
Главная » Журнал «ПИТЕРBOOK» » Мнения » Спорная книга: Энди Вейер, «Артемида»

Спорная книга: Энди Вейер, «Артемида»

12:00 / 06.02.2018

Энди Вейер. АртемидаЭнди Вейер. Артемида
М.: АСТ, 2018

Кристина Чернова в статье «Космический туризм и черный рынок на Луне. О чем новый роман автора “Марсианина”» (сайт «Futurist») разбирает устройство вселенной «Артемиды»: «Многие писатели-фантасты моделировали общество безвластия на Луне. В романе Роберта Хайнлайна “Луна — суровая хозяйка” (1965) спутник населяют люди, сосланные с Земли за уголовные и политические преступления. Организмы колонистов приспособились к низкой гравитации, и возвращение домой для них смертельно опасно. Большая часть ссыльных занята в сфере сельского хозяйства. Урожай экспортируется на перенаселенную, голодную Землю, и на долю колонистов остаются лишь жалкие крохи. Борьба за выживание и отсутствие законов приводят к появлению своеобразных, жестких традиций в лунном обществе. “Лунари” готовят революцию, чтобы предотвратить иссякание лунных ресурсов и избавиться от гнета землян.

Вейер продолжает эту традицию, демонстрируя экономическую модель, основанную на туризме: отели и места, которые обслуживают туристов, а за ними — суровые условия проживания людей, которые на них работают. По сути, иных причин колонизировать Луну нет, равно как и строить там государственность. <...>

В большинстве романов о Луне действие происходит в эпоху начала колонизации. Как полагает писатель, именно поэтому нет возможности избежать темы безвластия. Если бы действие происходило через тысячу лет после освоения Луны, там бы успело сформироваться сложное общество с собственными законами и государственным аппаратом. Но заселение спутника только начинается. Можно любить или ненавидеть Артемиду, но она такова, какая она есть — космический рай для авантюристов, асоциальных элементов и расточительных нуворишей».

Дмитрий Злотницкий в своей рецензии («Мир фантастики») отмечает правдоподобность этого «сеттинга»: «В “Артемиде” действие также разворачивается в ближайшем будущем, где технологии ещё не ушли далеко вперёд, но человечество уже совершило серьёзный шаг в освоении внеземного пространства. В “Марсианине” это была высадка на Красную планету, в “Артемиде” — основание колонии на Луне. Но вот по духу новая книга Вейера существенно отличается от дебютной. Там была космическая робинзонада, теперь же перед нами авантюрный роман. <...>

Писать авантюру Вейеру в новинку, но чувствует он себя в жанре очень уверенно. Сюжет развивается стремительно, интрига накаляется буквально с каждой страницей, и читается роман на одном дыхании. К счастью, решение упаковать роман в яркую обёртку динамичной приключенческой истории не сказалось на научной достоверности, которой подкупал “Марсианин”. Вейер снова весьма правдоподобно описывает жизнь человека за пределами Земли и ставит перед героями вполне реалистичные проблемы, а герои, в свою очередь, решают их, полагаясь на научную смекалку».

Дмитрий Денисов в своей рецензии («Литературный блог романтика») предсказуемо сравнивает автора «Артемиды» с Жюлем Верном: «Больше никакой “робинзонады” — видимо, решил Энди Вейер, садясь за написание этой книги. В отличие от Марса в хитовом “Марсианине” Луна заселена, хоть и недостаточно густо — всего один город, но зато какой! Особенности жизни в Артемиде описаны автором со свойственной ему любовью к подробностям и мельчайшим деталям. Перед нами вновь предстаёт картина недалёкого, и оттого весьма правдоподобного будущего. Все фантастические допущения реалистичны настолько, что буквально веришь — через несколько десятков лет они воплотятся в жизнь, так же, как когда-то стали явью многие научно-технические “пророчества” из романов Жюля Верна.

“Артемида” Вейера не имеет почти ничего общего с его предыдущей работой. Если “Марсианин” был историей о бедолаге-попаданце, который выращивал картошку в нечеловеческих условиях, мечтая вернуться домой, то на этот раз перед нами авантюрный роман, плавно переходящий в фантастический детектив с закрученной интригой. Единственное, что объединяет обе книги Вейера — это фирменная иронично-саркастическая манера повествования».

Владимир Сурдин в материале «“Вот тут он, конечно, заврался”: астроном ищет ошибки в “Артемиде” Энди Вейера» («Афиша-Daily») разбирает технические неточности и ошибки Энди Вейера с точки зрения реальной, невымышленной современной науки: «Вот он пишет про лунный воздух. Это дорого обошлось американцам в период “Аполлонов”. Они тоже решили, что не надо заполнять космический корабль нашим земным воздухом, в котором 75% азота, 25% кислорода. Зачем таскать лишний азот на себе? Он будет создавать давление, корабль надо будет делать прочным. Давайте азот выкинем, заправим космический корабль чистым кислородом. Давление будет в четыре раза ниже, можно будет делать в космической капсуле тоненькие стеночки, она от этого будет легче. Ну и чем дело кончилось? У них пожар трех космонавтов сжег.

Ясно, что на Луне никто не рискнет продолжать эту историю: жить в атмосфере чистого кислорода, когда любая искра тут же вызывает пожар и никуда не убежишь из этого помещения. Когда они на “Аполлонах” летали, каждый грамм был на учете; если ты сделаешь капсулу с тонкими стенками, легче будет проект реализовать. А на Луне не будет этой проблемы: навалили грунта — и никакое внутреннее давление вас не сломает».

Сергей Оробий в рецензии «Робинзонка на Луне (но не только)» («Textura») сопоставляет «Артемиду» с предыдущей книгой Вейера: «Ну да, сравнения с суперуспешным “Марсианином” неизбежны. В каком-то смысле автор и впрямь далеко не ушёл: с Марса переместился на Луну, героя поменял на героиню. И астронавт Марк Уотни, и девушка-курьер Джаз Башара — один типаж: неунывающий рукастый робинзон с отличным чувством юмора. Джаз, в отличие от “марсианина”, на Луне не одинока (в ближайшем будущем спутник земли обжит и представляет собой автономное государство). Впрочем, как посмотреть: в том и интрига романа, что героиня ставит себя вне лунного сообщества, решившись выполнить криминальный заказ местного миллиардера. Марк Уотни противостоял законам природы, Джаз — ещё и законам человеческого общежития, у неё непростой характер и чрезвычайно сложные отношения с отцом. Всё это идёт в нагрузку к фирменной научно-технической жюльверновщине и делает роман живым: подробности тут важнее фабулы. Если для оценки “Марсианина” любому критику достаточно было щёлкнуть пальцами: “робинзонада про Марс” — то “Артемиду” в твиттер-отзыв не упакуешь: это и научная фантастика, и космоопера, и авантюрный роман (очень динамичный), и роман воспитания... и чуть ли не производственный роман; здорово.

После “Марсианина” Вейер мог опубликовать что угодно, хоть справочник телефонных абонентов штата Калифорния. Мог и провалиться, бывали случаи. Но он, как и его жизнелюбивые герои, стиснул зубы, преодолел “проклятие второго романа” — и сочинил ещё одну классную историю».

Стас Жицкий в своей колонке «Лунные сварщики за правое дело» («Сноб») подчеркивает, что по сравнению с «Марсианином» «Артемида» сложнее и интереснее устроена: «Вот и в новой книжке ненаходчиво, но и необидно использован (но лишь отчасти) тот же принцип: есть конфликт, и есть его драматически-технологические пути разрешения. Только тут конфликт получается посложней: если “марсианин” вынужден бороться только с враждебной природной средой, то новая героиня — постоянная обаятельная жительница Луны арабско-эмиратского происхождения — должна также противостоять и вполне человеческим препонам, как социологическим, так и экономическим. Препоны в этом варианте будущего сложились в результате коллизий, изменивших мир (точнее, оба: мир большой и лунный мирок) немного не в сторону всеобщего равенства. То есть, Вейер все-таки немножко расширил зону боевых действий: увеличил количество действующих лиц (считая неглавных — до двух с мелочью тысяч) и построил на Луне город Артемиду. Оставив профессионально продуманное противодействие космосу как способ решения проблемы. И сохранив фирменную фишку: тшательные, но интересные (и, надеюсь, хоть как-то технонаучнообоснованные) описания устройств и технологий (от маленьких до глобальненьких), а также способов их обходов и взломов (с большими и малыми нарушениями законов отнюдь не физики и химии).

А законы природные послушно служат нашим положительным героям, и при помощи виртуозного владения сварочным аппаратом они совершают... нет, дальше умолкаю. Как хорошие побеждали плохих — читайте сами. Или смотрите через годик в кино — наверняка Голливуд уж потирает руки...»

Василий Владимирский в обзоре «Переводная фантастика января» (портал «Горький») проводит параллель между «Артемидой» и ранними подростковыми романами одного из классиков американской фантастики: «“Большевики сами создают себе трудности, а потом с блеском их преодолевают”, — сказал когда-то Уинстон Черчилль. Главная героиня этого романа Джазмин Башара, девушка из семьи лунных мусульман, щедро одарена от природы в области естественных и точных наук, но едва ли слышала о существовании ВКП(б). Что не мешает Джаз действовать точно по черчиллевскому алгоритму. То есть сначала провести серию терактов, чуть не угробив все население колонии, а потом героически спасти соотечественников от бразильской мафии, которая грозит подмять под себя экономику лунного поселения (привет Йену Макдональду с его “Новой Луной”). Стойкое ощущение déjà vu: словно Роберт Энсон Хайнлайн восстал из могилы и, тряхнув стариной, сочинил еще одну книгу из подростковой “скрибнеровской” серии, обаятельную и незамысловатую историю, где прославляется инженерная смекалка, решительность, упорство и предприимчивость юных героев.

Джазмин чуть старше хайнлайновских персонажей, технических деталей в романе на порядок больше, разговоры о сексе откровеннее, а автор позволяет себе славный юморок в духе молодежных комедий двадцатилетней давности (современный Голливуд не одобрил бы): “— Ты хочешь сказать, мы друзья? — Конечно! — Вот здорово! У меня мало друзей. К тому же ты у меня единственный друг с сиськами”. Но в целом это та же young adult fiction “золотого века” американской фантастики: семидесяти лет развития жанра как не бывало. Ну а чтобы развеять последние сомнения, Эндрю Вейер близко к тексту цитирует Хайнлайна: “Луна — та еще старая стерва”. Хотя, конечно, читатели “Артемиды” до “The Moon Is a Harsh Mistress” дорастут еще не скоро».

Генри Лайон Олди (Дмитрий Громов и Олег Ладыженский) в своем отзыве (группа «Олди рекомендуют») по-своему объясняют наивность этого романа: «В какой-то момент меня немного удивил легкий налет наивности, которого я от этой книги не ожидал, но к концу чтения все постепенно встало на свои места. “Это не баг, это фича!” И это не наивность, а скорее — доброта. Будущее Энди Вейера добрее нашего времени. Нет, экономические проблемы, социальное неравенство, преступления и прочий негатив в этом будущем никуда не делись, но в лунном городе убийство, к примеру, является чем-то из ряда вон выходящим, а спасение чужой жизни, даже с риском для собственной — нормой. Сравните с тем, что мы видим сейчас вокруг — хоть в книгах и фильмах, хоть в окружающей нас реальности — и сами делайте выводы. Лично мне определенно нравится тот вектор развития Человечества, что задал Вейер в своей книге.

Резюме: новая увлекательная, драматичная и в то же время неожиданно добрая научно-фантастическая книга от автора “Марсианина”. Рекомендую!»

А вот Константин Мильчин в рецензии «Наука и жульничество: новый фантастический роман автора “Марсианина”» («ТАСС») отзывается об «Артемиде» без восторга: «Претензии литературных критиков Вейер учел. Цитаты из учебников встречаются реже, хотя теперь к физике с астрономией прибавились политология и социология. Вместо унылого выживания появились детективная интрига, несколько десятков персонажей, красочные описания жизни в городе будущего: Артемида — кэпитал оф зе Мун, Артемида — город контрастов. Порой кажется, что все это списано с мультсериала “Футурама”, в котором на Луне размещался, что логично, луна-парк, но это даже и неплохо. <...>

Весело ли это? Юмор “Артемиды” — это юмор очень серьезного человека, школьного отличника, который пытается пошутить, а потом сам смеется над своей шуткой. Иногда смешно, иногда не очень. Увлекательно ли это? Почти да. Перед главной героиней стоит серия невыполнимых задач, которые она должна выполнить. Проблема в том, что вся эта невыполнимость сугубо условная, все препятствия выдуманы автором, и он же их преодолевает. Хорошо разгадывать загадку, когда ты сам придумал и вопрос, и ответ...»

 

 

Ранее в рубрике «Спорная книга»:

• Антон Долин, «Оттенки русского»

• Дэн Браун, «Происхождение»

• Гарольд Блум, «Западный канон»

• Мария Степанова, «Памяти памяти»

• Джонатан Сафран Фоер, «Вот я»

• Сергей Шаргунов, «Валентин Катаев. Погоня за вечной весной»

• Александра Николаенко, «Убить Бобрыкина»

• Эмма Клайн, «Девочки»

• Павел Басинский, «Посмотрите на меня»

• Андрей Геласимов, «Роза ветров»

• Михаил Зыгарь, «Империя должна умереть»

• Яна Вагнер, «Кто не спрятался»

• Алексей Сальников, «Петровы в гриппе и вокруг него»

• Ольга Славникова, «Прыжок в длину»

• Тим Скоренко, «Изобретено в России»

• Сергей Кузнецов, «Учитель Дымов»

• Виктор Пелевин, «iPhuck 10»

• Ксения Букша, «Рамка»

• Герман Кох, «Уважаемый господин М.»

• Дмитрий Быков, «Июнь»

• Эдуард Веркин, «ЧЯП»

• Антон Понизовский, «Принц инкогнито»

• Джонатан Коу, «Карлики смерти»

• Станислав Дробышевский, «Достающее звено»

• Джулиан Феллоуз, «Белгравия»

• Мария Галина, «Не оглядываясь»

• Амос Оз, «Иуда»

• А. С. Байетт, «Чудеса и фантазии»

• Дмитрий Глуховский, «Текст»

• Майкл Шейбон, «Лунный свет»

• Сборник «В Питере жить», составители Наталия Соколовская и Елена Шубина

• Владимир Медведев, «Заххок»

• Ю Несбе, «Жажда»

• Анна Козлова, «F20»

• Хелен Макдональд, «Я» — значит «ястреб»

• Герман Садулаев, «Иван Ауслендер: роман на пальмовых листьях»

• Галина Юзефович. «Удивительные приключения рыбы-лоцмана»

• Лев Данилкин. «Ленин: Пантократор солнечных пылинок»

• Юрий Коваль, «Три повести о Васе Куролесове»

• Андрей Рубанов, «Патриот»

• Шамиль Идиатуллин, «Город Брежнев»

• Фигль-Мигль, «Эта страна»

• Алексей Иванов, «Тобол. Много званых»

• Владимир Сорокин, «Манарага»

• Елена Чижова, «Китаист»

Комментарии

Вверх