СПб, ст. метро "Елизаровская", пр. Обуховской Обороны, д.105
8(812) 412-34-78
Часы работы: ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 18:00
Главная » Журнал «ПИТЕРBOOK» » Мнения » Спорная книга: Эдуард Веркин, «ЧЯП»

Спорная книга: Эдуард Веркин, «ЧЯП»

12:00 / 05.09.2017

Эдуард Веркин. ЧЯП. Спорная книгаЭдуард Веркин. ЧЯП
М.: Э, 2016

Пятнадцатилетний рецензент журнала «ItBOOK» Антон Емкеев в обзоре «Читают дети. 3 отличные книги для разного возраста» делится не по-детски точными, хотя местами и спорными наблюдениями: «Мне кажется, автору удалось найти идеальную гармонию содержания и формы. Целая россыпь психологически выверенных персонажей, обилие ярких деталей, верный баланс современного языка, вплоть до жаргонизмов, которые компенсируются прекрасными, мастерскими описаниями природы, почти фольклорными неологизмами, “говорящими” фамилиями в классической традиции.

О ключевых, на мой взгляд, ее достоинствах. Во-первых, писатель никогда не скатывается в назидательность и менторство.

Во-вторых, это автор своей темы. Ее можно обозначить как жизнь и выживание подростков в условиях депрессивной российской провинции, где уважением часто правит страх.

И наконец, главное, третье достоинство книги — ее невероятная увлекательность, без которой нет интереса в подростковой среде, слишком высока конкуренция с социальными сетями. В ней интересно все, начиная с шифрованного названия, невероятно плотной, полной событий фабулы и заканчивая, необычной тематикой, связанной с коллекционированием, а конкретно — с нумизматикой. Причем в книге она показана как уникальный бизнес в условиях российской глубинки. Автор обрушивает на читателя массу специальной информации в стиле non-fiction. Для меня она стала настоящим открытием не только в подростковой литературе, но и в совершенно новой, незнакомой мне области».

Катя Медведева в рецензии «Книги Эдуарда Веркина для подростков» (сайт «Как надо») пытается разобрать повесть Веркина на составляющие: «Захватывающий и сильный текст, в котором все вперемешку. Отчасти это мистика. Одна сцена со старушкой в истлевшем белом халате и с сумкой, сплетённой из травы, чего стоит, бррр! Если б я читала это ночью, мне стало бы страшно.

Отчасти это реализм. Местами очень напоминает Крапивина — провинциальный городок Гривск (“столица русского торфа”) с пыльными улочками, двориками, речкой, заброшенными территориями (чем не Безлюдные пространства?) и мальчишками, которые ищут приключений, и конечно же, находят их.

Отчасти это чуть ли не постапокалипсис, чего стоит одна только великолепная глава с брошенным поселком, в котором когда-то разлились химикаты.

Отчасти — очень крепкий и качественный “производственный” роман — в духе тех, что писал Хейли, например, — когда писатель очень глубоко и внимательно изучает одну тему. Вникает. Здесь у нас — тема нумизматики, старинных монет и жетонов, и чувствуется, что автор то ли сам любит погулять с металлоискателем и лопатой, то ли с очень знающими людьми общался, когда материал собирал».

А вот критик, поэт и прозаик Елена Сафронова, автор статьи «“Настоящие приключения” Эдуарда Веркина» (журнал «Урал»), очевидно не поняла, что же именно происходит в финале повести: «Чувство меры Веркину изменяет: весь роман сводится к тому, что не всё то золото, что блестит. Металлические аналогии здесь уместны: в маленьком городке Гривске парнишка Синцов встречает юного нумизмата и предпринимателя Грошева. Тот собирает монеты и прочие железные раритеты (“гвоздь” повествования — жетон Гривской телефонной сети, якобы данный людям самим Михаилом Архангелом, его пытаются найти Грошев и привлечённый им на подмогу Синцов). Находками Грошев торгует, проявляя недюжинную деловую сметку. Синцова до поры деловые способности Грошева, его обширные знания и вера в существование заветного жетона скорее восхищают, тем более что за помощь ему Грошев платит. Дружба их кажется незыблемой, как ни старается поэтесса Элеонора Царяпкина, болезненно честная особа, возмутительница спокойствия в городке, зачинщица акций против неправильных парковок, убедить его в “плохости” Грошева. Но вот Царяпкина попадает в больницу, сбитая при очередной расклейке афишек “Я хамло” на машинах, а Грошев не хочет пойти её проведать. И Синцов прозревает за те несколько минут, что бесплодно уговаривает Грошева совершить доброе дело, и больше не желает его знать. Как-то это слишком в лоб».

Член жюри премии «Новые горизонты» Валерий Иванченко в своем комментарии обращает внимание на непростую структуру книги, ускользнувшую о предыдущего рецензента: «Вундеркинд Грошев такой посланец будущего и есть. Он изучает и покоряет, как может, стихию денег и вообще человеческих фетишей, попутно отыскивая заложенную в них возможность выхода за пределы обыденного. Рассказчик здесь смотрит со стороны, и он не семи пядей во лбу, так что о подоплёке происходящего мы можем только гадать. Этические и вообще жизненные уроки, полученные рассказчиком, не выходят за пределы принятого в детской литературе. Но за простеньким внешним сюжетом зияет бездна, детям вряд ли доступная.

Роман имеет хитро устроенную структуру, которую кто-то когда-нибудь разберёт до деталей, прояснив роль и значение каждого персонажа. Пока что он многим кажется слабым, упустившим очевидные возможности и допустившим тактические провалы. Меня лично не оставляет интуитивное ощущение цельности и законченности романа. Любой провал можно впоследствии объяснить как блестящий, единственно возможный ход, для этого нужно лишь, чтобы вещь обрела культовый статус. Потенциал для последнего у “ЧЯПа” есть».

Литературный критик Галина Юзефович в своем отзыве (сайт премии «Новые горизонты») задается вопросом о возрасте героев повести: «Хорошая, очень симпатично написанная подростковая проза про лето и приключения (не вполне, правда, понятно, при чем тут фантастика). Я бы хотела, чтобы производство таких книг (не великих и даже, пожалуй, не выдающихся, но увлекательных, неглупых и — ненавижу это слово — качественных) у нас было поставлено на поток, но почему-то делать их в России умеет только Веркин — создатель замечательного “Облачного полка”. Единственная, пожалуй, претензия — это возраст героев: автор так увлекся дистилляцией своего романа, что либо его персонажи серьезно отстают в развитии, либо им никак не шестнадцать, а в лучшем случае тринадцать лет».

Юзефович отчасти отвечает другой член жюри премии, философ, журналист и футуролог Константин Фрумкин: «Во “взрослой” литературе превращение монологов героя в философские трактаты никого не беспокоит, это законный прием, но в произведениях для юношества в этом пункте обычно соблюдают осторожность. Но ведь никаких писаных правил нет, да и само отнесение литературы к тому или другому читательскому возрасту крайне условно, а  если текст хороший — он легко перешагнет любые границы. А роман Веркина — хороший текст. <...>

Роман посвящен такой важнейшей философской теме как власть вещей, власть денег как ее разновидность и коллекционирование как ее проявление. Тема это в русской литературе задана еще Гоголем с его Плюшкиным, и с тех пор разрасталась. У Веркина она еще усилена темой “мистики провинции” —  мотивом, получившим большую популярность среди современных романистов, достаточно называть имена Александра Иличевского, Алексея Иванова  и Марии Галиной. Но даже на фоне таких конкурентов у Веркина имеется свой голос — и прежде всего потому, что он очень серьезно относится к взаимоотношениям человека и вещи, и иногда кажется, что эта книга о монетах и жетонах не менее опасна, чем “пропаганда наркотиков среди несовершеннолетних”».

И, наконец, Сергей Морозов в статье «О чем не знал Джордж Мартин» (портал «Лит-ра.инфо») разносит книгу Эдуарда Веркина, а заодно и премию «Новые горизонты», в пух и прах: «“ЧЯП” Веркина можно с легкостью пересказать одним предложением: паренек по фамилии Синцов приезжает на каникулы к бабушке, встречается с шестнадцатилетним чудаком, делающим бизнес на коллекционировании, и, послонявшись с ним какое-то время, отбывает домой. Ко всей этой скучной каникулярной истории прикручена мистика удачи, и в виде моральной сентенции, проходящей сквозь всю книжку, старосоветское осуждение вещизма и всякого рода собирательства. В книге всего трое действующих лиц: дуэт — турист Костя Синцов и Петя Грошев, куркуль-золотые руки, плюс подрастающая творческая интеллигенция в виде Элеоноры Царяпкиной. Все остальные — чистой воды статисты. Герои (Грошев и Синцов), как в плохой компьютерной игре, слоняются по пустым локациям и очень много разговаривают. К этому в целом и сводится все содержание книги. Никакого экшна. <...>

“ЧЯП” начинается ничем и заканчивается никак. Материала там, максимум на рассказ. Но, главное, у этой книги нет цели. Герои повести ни к чему не стремятся и никуда не спешат, не теряют и не ищут, не расследуют и не находят. А бесцельная литература лишена перспективы во всех смыслах этого слова. Она обречена топтаться на месте. Парадоксально, но “ЧЯП” Веркина представляет собой то, что и подвергается в тексте осуждению — иссушающее, обессмысливающее собирательство. Петя Грошев — автопортрет самого Веркина. Герой работает с металлом, а автор со словом. Да, в обоих случаях получается очищенный продукт. Однако умение добиваться складного изложения — не самоцель. Нужны идеи, нужен внятный сюжет. Без них нет развития, движения вперед, той самой новизны, за которую следует награждать. А есть лишь один бесконечный самоповтор».

 

 

Ранее в рубрике «Спорная книга»:

• Антон Понизовский, «Принц инкогнито»

• Джонатан Коу, «Карлики смерти»

• Станислав Дробышевский, «Достающее звено»

• Джулиан Феллоуз, «Белгравия»

• Мария Галина, «Не оглядываясь»

• Амос Оз, «Иуда»

• А. С. Байетт, «Чудеса и фантазии»

• Дмитрий Глуховский, «Текст»

• Майкл Шейбон, «Лунный свет»

• Сборник «В Питере жить», составители Наталия Соколовская и Елена Шубина

• Владимир Медведев, «Заххок»

• Ю Несбе, «Жажда»

• Анна Козлова, «F20»

• Хелен Макдональд, «Я» — значит «ястреб»

• Герман Садулаев, «Иван Ауслендер: роман на пальмовых листьях»

• Галина Юзефович. «Удивительные приключения рыбы-лоцмана»

• Лев Данилкин. «Ленин: Пантократор солнечных пылинок»

• Юрий Коваль, «Три повести о Васе Куролесове»

• Андрей Рубанов, «Патриот»

• Шамиль Идиатуллин, «Город Брежнев»

• Фигль-Мигль, «Эта страна»

• Алексей Иванов, «Тобол. Много званых»

• Владимир Сорокин, «Манарага»

• Елена Чижова, «Китаист»

 
Комментарии

Вверх