СПб, ст. метро "Елизаровская", пр. Обуховской Обороны, д.105
8(812) 412-34-78
Часы работы: ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 18:00
Главная » Журнал «ПИТЕРBOOK» » Мнения » Спорная книга: Антон Долин, «Оттенки русского»

Спорная книга: Антон Долин, «Оттенки русского»

12:00 / 23.01.2018

Антон Долин. Оттенки русского. Спорная книгаАнтон Долин. Оттенки русского
М.: АСТ. Редакция Елены Шубиной, 2017

Владислав Толстов в обзоре «Возраст, выбор, кино и всякое прочее, о чем полезно знать» («БайкалИНФОРМ») подчеркивает, как умело автор «Оттенков русского» структурирует отечественное кино: «Очень и очень неплохо. Я уважаю Антона Долина. Он действительно сегодня если не самый влиятельный кинокритик, то для меня — самый интересный, пока о кино не пишут Денис Горелов и Игорь Манцов. Антон Долин любит кино, это чувствуется, у него получается с таким восхищением рассказать о понравившемся ему фильме, что его драйв, убежденность, эмоциональность заставляют меня, не любителя отечественного кино, найти фильм, о котором пишет Долин, и посмотреть. В новую книгу вошли несколько десятков рецензий на российские фильмы, написанные за последние лет пять. Здесь есть даже рецензия на “Матильду”, совсем-совсем новую, и одна из моих любимых долинских рецензий — отзыв на ремейк “Кавказской пленницы”, которую Долин назвал самым худшим фильмом за всю историю отечественного кино, а я считаю этот текст одним из самых смешных. И что еще важно: Антон Долин раскладывает все по полочкам, объясняет, на что надо обратить внимание. После таких рецензий хочется пересмотреть фильмы, отмеченные Долиным, потому что я, тупой зритель, десятой доли смыслов, о которых он пишет, не уловил. Умный он, черт побери, этот Долин».

Ренальдо Джинджолия в рецензии «Для других это шум, для него — это музыка» (проект «Лес») проводит параллель межу «Оттенками русского» и другой заметной критической книгой минувшего года: «Я вот невольно сравниваю Антона Долина и его книгу с Галиной Юзефович и её сборником — “Удивительные приключения рыбы-лоцмана”. Он любит кино и пишет о кино. Она любит книги и пишет о книгах. Они самые влиятельные на сегодняшний день в литературной критике и кинокритике. У Галины широкие интересы. Она пишет о зарубежной и российской литературе, здесь и фантастика, и детектив, и нон-фикшн. Они оба заинтересованы предметом и умеют увлечь за собой читателя. Книга Долина, как и книга Юзефович не для чтения. Интересный парадокс. Ну, читая раздел — Крупный план, погрузившись в творчество Александра Сокурова, я сразу переходил к Кире Муратовой. И это было ошибкой, я ещё не вынырнул из “Фауста”, а уже пытался углубиться в “Вечное возвращение”. Так читать Долина не нужно, вы не сможете сфокусировать своё внимание на одной мысли, и уже переключитесь на другую.

Сборник Долина — идеальная фильмотека и прелестный практический инструмент, который поможет вам сравнить свои впечатления и умозаключения с мнением автора текстов. Мысленно поспорить, о том, например, что может быть, не к месту был ослиный член на весь экран в картине “Трудно быть богом”. А метафорой чему служит хвост в картине “Зоология” Ивана Твердовского. Будете сопротивляться утверждению, что “Горько!2” — самый выразительный и талантливый фильм года. Для многих окажется неожиданностью, что якутский триллер Костаса Марсана “Мой убийца”, стал хитом проката. Пролистывая “Про любовь”, отметите для себя, что автор ругать никого не будет, может только слегка пожурит: “Это искупает все недостатки фильма, которых хватает и которые совершенно не важны. Так и в любви должно быть”».

Анастасия Житинская в рецензии «Хочу у зеркала, где муть...» («ПРОчтение») делает акцент на неоднородности российского кино, о котором пишет Антон Долин: «Новый сборник статей Антона Долина “Оттенки русского” — самая маргинальная и неожиданная из его книг, но и самая необходимая. Российский кинематограф — terra incognita, не(до)оцененный и толком никем не просмотренный. “Свои” от него отворачиваются, считают изгоем, не радуются его победам, если таковые иногда случаются. Чужой среди своих, но и не свой среди чужих. “Чужие” тоже им не интересуются.

Боюсь, что нет ни одного зрителя, который бы с одинаковым интересом посмотрел бы “Нелюбовь” Андрея Звягинцева и “Матильду” Алексея Учителя или “Вий” Олега Степченко и “Замок” Алексея Балабанова. Или просто с нетерпением ждал бы выхода новых отечественных фильмов и ходил бы всегда только на них. Можно представить поклонников итальянского, французского или японского кинематографа как класса, ведь, несмотря на разные режиссерские уровни и экранизируемые темы, в них чувствуется какое-то общее настроение, культурные коды, узнаваемый национальный колорит. У российских фильмов ничего общего друг с другом нет.

Поэтому читать книгу “Оттенки русского” сложно, как и трудно ее полюбить. Невозможно после более-менее детального анализа творчества Киры Муратовой и Алексея Балабанова всерьез читать о “Экипаже” Николая Лебедева и “Курьере из "Рая"” Михаила Хлебородова. Разве это сыновья одной матери? Получается, что да. Даже неизменно мягкий и тактичный тон представления любого фильма не поможет смириться с тем, что одни выросли умными, талантливыми и бедными, а огромные бюджеты отданы другим, заведомо лицемерным, эгоистичным и пошлым».

О том же говорит и Сергей Оробий в рецензии «Не оттенки серого» («Лиterraтура»): «Честная книга: “Трудно быть богом” рядом с “Утомленными солнцем-2”, блокбастеры рядом с арт-мейнстримом. Сразу понятно, что автор, в отличие от многих и многих критиков, не заложник сверхидеи-которая-всё-объяснит: “Появляется искушение все-таки создать из обрывков, отрезков, фрагментов хотя бы обманчивое подобие единства. Не таким ли же подобием является любой национальный кинематограф? Мы высматриваем в нём общее, ищем и находим тренды и тенденции. Меж тем в реальности имеем дело с совокупностью амбиций, случайных успехов и заслуженных неудач отдельных людей, каждый из которых несовершенен (как несовершенен и претендующий на обобщения критик)”. Трудная задача — всё понимать про наше кино и всё равно его любить: оттенки русского у Долина — не оттенки серого. Всё-таки новейший отечественный кинематограф очень разнообразен — может, именно в нём (а не, кхм, в литературе) этот самый “русский мир” и отразился честнее и объёмнее всего».

И, наконец, Василий Владимирский в рецензии «Все оттенки дискомфорта» («Санкт-Петербургские Ведомости») оценивает книгу Долина с позиции казуального кинозрителя: «В Сети уже высказали предположение, что название книги отсылает читателей к “Пятидесяти оттенкам серого”: мол, смотреть продукцию отечественного кинопрома может только законченный мазохист. Автор категорически отвергает эту трактовку — однако крупица истины тут, несомненно, есть.

Фильмы, подробно отрецензированные в разделе “Крупный план”, — по определению не из тех картин, на которые идут отдохнуть, расслабиться, получить заряд хорошего настроения. <...> Самые значительные русские режиссеры не ставят перед собой задачи успокоить, утешить зрителя, погладить по теплому пузику.

Но ведь киноискусство, как и любое другое искусство, и не обязано быть комфортным. <...>

Так что же в итоге? С одной стороны, российские фильмы, от условного артхауса до условных блокбастеров, действительно дают обильный материал для размышлений, повод продемонстрировать эрудицию или ярко блеснуть остроумием. Но для этого надо сперва побороть острое раздражение, не уйти из зала через пятнадцать минут, досмотреть до конца. Понятно, зачем это профессиональному кинокритику, исследователю и эксперту. Но ради чего обычному кинозрителю насиловать себя, перебирая все оттенки дискомфорта, из книги Антона Долина по-прежнему не очевидно».

 

 

Ранее в рубрике «Спорная книга»:

• Дэн Браун, «Происхождение»

• Гарольд Блум, «Западный канон»

• Мария Степанова, «Памяти памяти»

• Джонатан Сафран Фоер, «Вот я»

• Сергей Шаргунов, «Валентин Катаев. Погоня за вечной весной»

• Александра Николаенко, «Убить Бобрыкина»

• Эмма Клайн, «Девочки»

• Павел Басинский, «Посмотрите на меня»

• Андрей Геласимов, «Роза ветров»

• Михаил Зыгарь, «Империя должна умереть»

• Яна Вагнер, «Кто не спрятался»

• Алексей Сальников, «Петровы в гриппе и вокруг него»

• Ольга Славникова, «Прыжок в длину»

• Тим Скоренко, «Изобретено в России»

• Сергей Кузнецов, «Учитель Дымов»

• Виктор Пелевин, «iPhuck 10»

• Ксения Букша, «Рамка»

• Герман Кох, «Уважаемый господин М.»

• Дмитрий Быков, «Июнь»

• Эдуард Веркин, «ЧЯП»

• Антон Понизовский, «Принц инкогнито»

• Джонатан Коу, «Карлики смерти»

• Станислав Дробышевский, «Достающее звено»

• Джулиан Феллоуз, «Белгравия»

• Мария Галина, «Не оглядываясь»

• Амос Оз, «Иуда»

• А. С. Байетт, «Чудеса и фантазии»

• Дмитрий Глуховский, «Текст»

• Майкл Шейбон, «Лунный свет»

• Сборник «В Питере жить», составители Наталия Соколовская и Елена Шубина

• Владимир Медведев, «Заххок»

• Ю Несбе, «Жажда»

• Анна Козлова, «F20»

• Хелен Макдональд, «Я» — значит «ястреб»

• Герман Садулаев, «Иван Ауслендер: роман на пальмовых листьях»

• Галина Юзефович. «Удивительные приключения рыбы-лоцмана»

• Лев Данилкин. «Ленин: Пантократор солнечных пылинок»

• Юрий Коваль, «Три повести о Васе Куролесове»

• Андрей Рубанов, «Патриот»

• Шамиль Идиатуллин, «Город Брежнев»

• Фигль-Мигль, «Эта страна»

• Алексей Иванов, «Тобол. Много званых»

• Владимир Сорокин, «Манарага»

• Елена Чижова, «Китаист»

Комментарии

Вверх