СПб, ст. метро "Елизаровская", пр. Обуховской Обороны, д.105
8(812) 412-34-78
Часы работы: ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 18:00
Главная » Журнал «ПИТЕРBOOK» » Интервью » Дмитрий Володихин. Рефлекс «незанятых ниш»

Дмитрий Володихин. Рефлекс «незанятых ниш»

12:00 / 26.02.2009
Василий Владимирский

Володихин. Интервью 2009— Дмитрий, вы пишете рассказы, повести и романы, занимаетесь литературной критикой, журналистикой, научной деятельностью, организуете конвенты, участвуете в политических акциях... Не мешает ли одно другому — или все это укладывается в некую систему?

— Одно очень мешает другому, вернее, другим. Я хотел бы углубиться в одну, всего одну область (не скажу — в какую), но пока не получается. Причин две. Во-первых, у меня очень часто срабатывает рефлекс «незанятых ниш». Если я вижу, что какой-то текст должен появиться в данном конкретном месте литературного процесса, но его нет, то я некоторое время жду, что его напишет кто-то другой. Но... другого нет и нет. Тогда я делаю его сам: рефлекс уничтожения пустоты, актуализации пространства, сильнее меня. Во-вторых, честно говоря, в современной русской литературе нет и не может быть славы, положения, имени, рабочего места, за долговечность которых можно было бы поручиться. Да, у нас есть несколько бестселлеристов, подтверждающих свою репутацию на протяжении многих лет. Но их крайне мало, и даже их литературная карьера может оборваться в любой момент. У нас есть несколько Ф-журналов-долгожителей, но никто не поставит и рубля на то, что можно гарантировать их выживание хотя бы на год вперед. Меня интересует мир фантастики, я хочу подольше удержаться в нем: пока есть порох в пороховницах, пока есть идеи, азарт. А для этого лучше бы держаться сразу за многое — одно оторвется, так другое не подведет.

— Кстати о конвентах. Главное ваше детище, «Басткон», некоторые называют оргией писателей-черносотенцев, рассадником «русского фашизма», и так далее, и тому подобное. Есть ли в этом хоть капля истины?

— На «Бастконе» традиционно сильны мотивы христианского миросозерцания. Я надеюсь, они и в будущем не ослабеют. Вера — глубинная коллективная ценность, которую разделяют все главные люди в команде, делающей конвент (его все-таки делает именно ЛФГ «Бастион», а не Дмитрий Володихин сам по себе). ЛФГ «Бастион» начинался как имперский клуб, и дух имперства, крепкого государственничества, в нем остается. А вот что касается «вопросов крови», скажу прямо: никто из нас никогда не считал, что какая-то кровь может быть выше, правильнее, прекраснее, чем другие. Нацизм — совсем не наше. Мы собираем интеллектуалов, не глядя на их этническую принадлежность. Для нас важен приоритет русской культуры, а вот приоритет этнической чистоты аж до десятого колена нас не интересует. Скорее, можно было бы обвинять конвент в некотором снобизме: нам важно собрать умников, наладить между ними коммуникацию, информационный обмен, дискуссию, а люди послабее, приезжающие на «Басткон», порой выглядят как балласт, и кое-кто из-за этого чувствует себя неуютно. Ну что тут поделаешь! Восемь лет назад, на открытии одного конвента, я сказал: «Люди приезжают на конвенты, чтобы бухать и брататься!» Но и тогда это было шуткой, не более того. Бухать и брататься можно на кухне, а у «Басткона» иные задачи.

— Много лет вы лично и другие представители литературно-философской группы «Бастион» пропагандировали «сакральную» и «имперскую» фантастику. Но стоило вам отвлечься, и эти направления расточились, как утренний туман. Произведения, попадающие под ваше определение, продолжают выходить, но внутреннего единства не чувствуется. Отсюда вопрос: а было ли там что-то — или просто игра воображения?

— Мы перестали плотно заниматься направлениями сакральной (мистической) фантастики и имперской фантастики по прямо противоположным причинам. И то, и другое, достаточно укоренилось в русской фантастической литературе. Нам за этим больше ухаживать не нужно: живет само. Ведь конструирование «литературного направления» — всего лишь инструмент для того, чтобы множество умных людей посмотрели в этом направлении и принялись работать, уже никак на нас не оглядываясь. Жизнь самого направления не столь важна. Была сакральная фантастика в узком — бастионовском — понимании этого слова на протяжении шести-семи лет. Есть мистический сектор в нашей фантастической литературе, который сейчас уже столь велик и столь очевиден, что отпала надобность в локальных подпорках. Мы своего добились. То же и с имперской фантастикой. На мой взгляд, имперство, да еще и космическое имперство, стало одной из магистральных тем у наших современных фантастов. Сейчас мы работаем с понятием «христианский реализм», да и вообще с христианским элементом в фантастической литературе. Полагаю, и это в ближайшие годы станет обычным явлением, укоренится прочно.

— Не кажется ли вам, что «имперская фантастика» — это не только произведения, в которых описано своеобразное общество, но и особый язык, манера подачи?.. Примерно то, что сделала Елена Хаецкая в «Записках корнета Ливанова», стилизованных под прозу Лермонтова и Толстого. Почему никто из «имперских фантастов» не пытался повторить этот любопытный эксперимент?

— Собственно, тут не с чем спорить. И вещи такие есть. Например, самая прямая, на уровне цитат, перекличка существует между «ливановским циклом» Хаецкой и моей повестью «Государева служба», дважды изданной года два-три назад. Искренне люблю авторский сборник Хаецкой «Звездные гусары», где сконцентрированы тексты этого цикла. Но эта книга ничуть не одинока. Хотел бы напомнить, скажем, роман Игоря Пронина «Нашествие», где имперская тема подана в очень своеобразной стилистике. Полагаю, появятся и другие подобные тексты.

— Вы были одним из активистов, благодаря которым несколько лет назад возникло Общество Исследователей Русской Фантастики (ОИРФ). Есть ли реальные результаты работы Общества, или это очередная чисто декоративная структура, созданная для того, чтобы учредить очередную премию, которую участники ОИРФ будут вручать друг дружке под громкие аплодисменты?

— «Цеховой» премии у Ф-критики не было, и появление ее с подачи ОИРФ — вещь важная, правильная. Должен быть «гамбургский счет», и ОИРФ его, на мой взгляд, способно вести. Что касается иных результатов деятельности ОИРФ: Общество провело несколько семинаров и круглых столов на конвентах, а также вне их. Эту работу, я надеюсь, продолжит нынешний лидер ОИРФ Александр Ройфе. Он также планировал издавать сборники текстов оирфовцев и собирать большие конференции по Ф-критике. Что у него получится — увидим. Одна большая неудача Общества состоит в том, что мы, при всем желании, не сумели создать хотя бы краткий биографический справочник по российским фантастам. Попытка была, кое-какие статьи выложены в блоге Общества, но в целом их набралось очень мало. А жаль: современному Ф-сообществу в России катастрофически не хватает справочных материалов порядочного качества.

Подписаться на автора
Комментарии

Вверх