СПб, ст. метро "Елизаровская", пр. Обуховской Обороны, д.105
8(812) 412-34-78
Часы работы: ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 18:00
Главная » Журнал «ПИТЕРBOOK» » Фанткритик-2018 » Конкурсные рецензии-2018 » 37. Мирные досуги заслуженного литературоведа

37. Мирные досуги заслуженного литературоведа

37. Мирные досуги заслуженного литературоведа
960

Номинация: рецензия

Мариэтта Чудакова. Мирные досуги инспектора Крафта
М.: Э, 2018

Самое, наверное, неожиданное фантастическое переиздание 2017 года – в начале декабря издательство «Э» тихонько выпустило в серии «Pocket Book» сборник Мариэтты Чудаковой «Мирные досуги инспектора Крафта».

Мариэтта Чудакова больше известна как литературовед, специалист по творчеству Булгакова и автор книг, посвященных подростковому чтению. В середине двухтысячных она также выпустила детскую трилогию «Дела и ужасы Жени Осинкиной». Но этим ее прозаическое творчество не ограничивается: с конца шестидесятых годов Мариэтта Омаровна пишет фантастические рассказы, объединенные главным героем – инспектором Крафтом. Два из них были напечатаны в советское время, и первый – «Убийца» (тогда называвшийся «Пространство жизни») – несколько раз публиковался в зарубежных антологиях. Полностью цикл увидел свет в 2005 году, когда издательство «ОГИ» выпустило все шесть рассказов (плюс четыре посвященных фантастике эссе Чудаковой) под одной обложкой.

В нынешнем переиздании одно из эссе - «Фантастика Булгакова, или Воланд и старик Хоттабыч» - к сожалению, отвалилось, но зато добавился новый, написанный в 2013 году рассказ «Сказки Перро».

Большая часть произведений цикла строится по одной схеме: инспектор Крафт сталкивается с неким таинственным происшествием и благодаря своей способности видеть скрытые закономерности в несвязанных, казалось бы, событиях докапывается до его сути. Единственное исключение – рассказ «Развилка», где инспектор действует лишь как фоновый персонаж. И, хотя напрямую ни одна из историй не связана с основной профессией Чудаковой, ее культурный багаж в «Мирных досугах…» все же проявляется – в «Лебедином озере» одноименный балет подсказывает Крафту разгадку самоубийства, в «Происшествии в лесу» ключом к убийству одного человека и исчезновению другого становится подборка классических пейзажных стихотворений.

Мир, в котором обитает Крафт, условен – мы не найдем ни названий городов и улиц, ни подробных описаний места действия. Вроде бы перед нами Европа XX века, но здесь уже открыты инопланетные цивилизации. Впрочем, это не слишком важно. Условны и персонажи – что сам инспектор, что люди, с которыми он взаимодействует, набросаны парой штрихов. Это тоже не имеет большого значения. Что, однако, имеет значение, на что направлено все внимание Чудаковой – это центральный элемент любого фантастического рассказа, тот, который поклонники фантастики любят именовать «идеей».

Фантастическое допущение.

И в этой области Мариэтта Чудакова проявляет поразительную изобретательность, которой может позавидовать и кое-кто из именитых фантастов. Инспектор Крафт сталкивается с человеком, который свободно перемещается во времени, но чья жизнь ограничена постоянно сокращающимся пространством. С любовью, проницающей не расовые или гендерные, но видовые границы. С необъяснимой взаимосвязью космических процессов и бытовых забот совершенно непримечательного старика. Допущения, придуманные Чудаковой, остроумны, парадоксальны, тщательно проработаны и выводят лучшие рассказы цикла («Развилка», «Любить без памяти», «Лебединое озеро», «Тихий старик») на уровень притч.

В эссе «Гимнастический снаряд для интеллекта», также включенном в книгу, автор особенно подчеркивает, что ее рассказы – именно «фантастические», а не «научно-фантастические», и это очень важный момент. Ревностных поклонников «твердой НФ» может и вывести из себя, скажем, фигурирующая в «Тихом старике» планета Нереида, которая находится так далеко от Земли, что установить контакт с ней невозможно – но при этом загадочные изменения на ее поверхности земляне могут наблюдать в реальном времени. Условность во всем – но именно она позволяет даже ранним рассказам цикла сейчас не выглядеть устаревшими. «Мирные досуги инспектора Крафта» воспринимаются скорее как пастиш классического детектива с фантастической изюминкой, а значит, будут интересны современному читателю и сами по себе, а не только с точки зрения истории советской фантастики.

 
Комментарии

Вверх