СПб, ст. метро "Елизаровская", пр. Обуховской Обороны, д.105
8(812) 412-34-78
Часы работы: ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 18:00
Главная » Журнал «ПИТЕРBOOK» » Фанткритик-2018 » Конкурсные рецензии-2018 » 34. Корделия и все-все-все, или Как надо заканчивать длинные циклы

34. Корделия и все-все-все, или Как надо заканчивать длинные циклы

34.  Корделия и все-все-все, или Как надо заканчивать длинные циклы
1600

Номинация: статья

Любите ли вы цикл о Форкосиганах, так, как любят его тысячи поклонников во всем мире? Если да, то вы уже прочитали роман Лоис Макмастер Буджолд «Gentleman Jole and the Red Queen». Знаете ли вы английский или прочитали книгу в любительском переводе – неважно. Важно, то, что вы наверняка думаете о прочитанном.

Для читателя постсоветского пространства книга проблемная. В ней нет приключений, и динамичного развития сюжета. Размышления, ожидание, принятие решений, в одном моменте героическое спасение детей от ожогов. Много эмоций и воспоминаний.

Но первейшая проблема – открытое позиционирование одного из самых ярких персонажей цикла как полноценного бисексуала, не делящего окружающих на правильные и неправильные сексуальные объекты. Эйрел Форкосиган – герой и прекрасный рыцарь всего цикла. Спасающий любимую женщину, Империю, планету, юного Императора, сына, еще несколько раз Империю, вдруг оказывается не тем персонажем, которого легко и приятно вспоминать. Двойственность проникает в оценку каждого поступка, и вот уже фактический отец-основатель нового Барраяра совсем не элегантно слезает с пьедестала, по-старчески опираясь на руку своего молодого любовника.

Хорошее, качественное развенчание символа. Автор с удовольствием показывает нам, кто тут хозяин, и кто, собственно, это все придумал. Читатели-традиционалисты в шоке, фанаты льют ведрами слезы, и только самые упрямые раз за разом возвращаются к самому началу цикла и цитируют первые упоминания о сложной сексуальности Эйрела.

Казалось бы, вот он – главный конфликт и проблема книги. Вот то, что автор пыталась нам показать – живому человеку (даже после смерти) пьедестал не к лицу. То, что подобную, довольно простую идею, понадобилось проталкивать таким изощренным способом, больше говорит о современной культуре, чем о самой идее. Люди достойны того, чтобы оставаться людьми – и точка!

Где-то после первой трети книги я так и думала. Что именно за этим Лоис Максастер Буджолд опять вернулась к миру Форкосиганов. Но уже ближе к середине я поняла, что нет, в книге есть еще несколько очень важных проблем, представленных весьма ярко, но все же скрытых за читательским ужасом  от бисексуальности Эйрела.

Я говорю о проблемах столкновения «цивилизованных людей» и «дикарей», о проблеме равенства эмоционального и интеллектуального и о том, что, оценка «хороший человек» очень часто основывается всего лишь на недостатке информации.

Итак, с чего все начинается? Не в книге, а в жизни героев. Давным давно, в далекой далекой Галактике один женатый аристократ из высших форов, политик и просто Регент Империи воспылал чувствами к своему красавцу-подчиненному, намного младше по возрасту.

И рискнул об этих чувствах сообщить с понятными последствиями.

В этом месте истории мне хочется начать неприлично тыкать пальцами и говорить «ой фууу», но совсем не потому, что герои момента одного пола. А потому, что один из них начальник и герой, в руках которого судьбы мира (и это, как бы, совсем не преувеличение), а второй… А что мы знаем о втором? Да ничего, если честно. Красивый – ну ок, ценное качество. Умный? В рамках предложенной роли – несомненно. Соответствует занимаемой должности – так это обычно называется. Ровня ли он своему высокопоставленному ухажеру? Однозначно нет, и так и не стал ровней.

А теперь вопрос – а мог ли Оливер Джоул, адъютант на сорок лет младше, отказать Форкосигану и надеяться, что ничего не потеряет при этом? Что уязвленный отказом начальник не поломает так удачно складывающуюся карьеру? В книге нам, конечно же, рисуют радужные картины, но конкретно об этом моменте Джоул говорит, что все прошло «очень по-барраярски, с минимумом слов». То есть нет, никто не дал молодому, в меру наивному, офицеру времени на подумать, во что он ввязывается. Скорей наоборот – сделали все, чтобы думать он даже не начал. Как нам известно из других книг серии, Эйрел без проблем пользовался своей репутацией, так что в идее некоторого устрашения «объекта своих желаний» мог увидеть именно что самый прямой путь к поставленной цели. А даже если нет – то сама репутация Форкосигана сработала так как надо. И отсутствие предыдущего подобного опыта в жизни Джоула говорит в пользу этой теории. Если бы он хотел разнообразить сексуальную жизнь объектами своего пола – он сделал бы это, не дожидаясь появления на горизонте Эйрела Форкосигана.

В тот момент браку Эйрела и  Корделии было уже двадцать лет. Бурная страсть может, и осталась позади, но количество общих проблем, которые удобнее решать в паре с надежным партнером, только увеличивалось – повзрослел юный Император Грегор, выжил и превратился в огромную проблему Майлз, политические игры Барраяра усложнялись с каждым днем. Ну и все враги, привычно окружающие мирную Империю, тоже не дремали. Двум зрелым политикам было чем заняться, оставаясь в браке.

В процессе чтения книги, я, с определенного момента, начала задаваться вопросом – а была бы так спокойна Корделия, если бы на месте прекрасного юноши оказалась прекрасная женщина? В одном из эпизодов вице-королева вспоминает свою первую серьезную связь, закончившуюся с появлением «другой женщины». И нет сомнений, что те воспоминания были болезненными и через пятьдесят лет. Так что, мое мнение – нет. Именно понимание того, что Джоул ей не замена, упростило принятие данной ситуации. Была бы это женщина – не терпела бы Корделия ни одного дня. И даже хваленное бетанское воспитание не помогло бы. Думаю, ее муж это понимал.

Если бы в описанной истории присутствовали только Эйрел и Джоул (и Иллиан. Вот уж кому сочувствуешь, как только картинка становится понятной!), то недолгой яркой связью все бы и закончилось. Еще сколько-то времени Джоул был бы адъютантом, потом бы Эйрел протрезвел, и нашел способ изменить ситуацию. Собственно, он так и сделал. Оливер получил хорошую должность на корабле, Эйрел остался в Форбарр-Султане и каждый, наверняка, выдохнул и мысленно попрощался. Но не Корделия. Для нее вся эта ситуация оказалась триггером для проявления не самых приятных качеств.

Поговорим о ней, не самой понятной и открытой женщине, Корделии Нейсмит Форкосиган. Кто она? Как неоднократно подчеркивалось на протяжении всего цикла, она совсем не ординарный человек. Даже для продвинутой и высокоцивилизованной Беты, Корделия – исключение, а не правило. Женщина, чья подготовка позволяла решать сложнейшие проблемы за короткое время, способная сориентироваться в любой ситуации, умеющая командовать окружающими и провоцировать их на достижение нужной ей цели. Даже в наше время те, кого намерено учат «быть лидерами» оказываются способным на особенные результаты, а в книгах Буджолд речь идет о человеке, которого учили быть капитаном корабля дальней разведки, причем учили ее на основе знаний и методов цивилизации, не столкнувшейся с технологическим или научным провалом.

В итоге на арену выходит некто, способный добиться многого, не так чтобы задумываясь о методах и инструментах.

Но что в нашем случае арена? А арена –  Барраяр, отставший от той же Беты на тысячу лет. И выходит, что Корделия – тот самый «попаданец», оказавшийся в далеком прошлом. Пусть у нее нет «пулемета», но есть знания и умения, и те самые методы, которые позволили ей не просто выжить в новом мире, но и сделать этот мир удобным для себя.

В первых книгах цикла подчеркивалось, что Корделия ощущает себя единственным представителем цивилизации в окружении дикарей. И, стоит признать, что неоднократно ее поступки подтверждали подобное сравнение. Именно так она и оценивала тех людей, среди которых оказалась – эти люди были простыми и совершенно понятными. И было очень легко, нет, не командовать, а провоцировать «дикарей» на правильные поступки. А множество сложностей и неприятностей (Регенство, покушение, мятеж, гражданская война) только оттачивали мастерство будущей вице-королевы.

Вернемся к истории «Gentleman Jole and the Red Queen».

В какой-то момент Корделия решила, что Джоул должен остаться в жизни семейства Форкосиганов. Почему она приняла такое решение? Может ей показалось глупым отказываться от такого прекрасного «дополнения», красивого, в меру умного  и не создающего никаких проблем, может, слишком тосковал едва выживший Эйрел, может сработали другие причины. Но факт остается фактом – на новом витке истории именно Корделия была тем человеком, который за всех все решил. Именно Корделия находила возможность сообщить Оливеру, как они поживают, и рассказать новости, именно она отслеживала изменения в его жизни и узнавала, не «забыл ли их Оливер» и именно она нашла возможность «выписать» бывшего адъютанта на Зергияр.

Если верить книгам, Корделия советовалась с мужем по всем вопросам, но приезд Оливера оказался для Эйрела сюрпризом. Наверное, осознавала, что эти странные, непонимающие люди будут спорить и сопротивляться. Можно, правда, предположить, что она действительно угадала тайные желания мужа и просто выполнила их? Давайте разбираться. Кем в тот момент был Эйрел Форкосиган? Вторым человеком империи, премьер-министром и, по итогу, вице-королем. Сложно представить что (или кто) мог помешать ему привезти Джоула на Зергияр. Но он этого не сделал. Не мог решиться? Или действительно не хотел больше «ничего такого» в своей жизни?

Психологические провокации удавались Корделии на славу. В одной из книг цикла мы уже видели короткий и яркий момент использования особых умений в ближнем кругу – при разговоре с Куделками-старшими по поводу судьбы Карин и Марка. Даже то, что они друзья, не остановило Корделию. Сын, доверие и любовь которого было необходимо завоевать, попросил о помощи – и она обрушила на друзей-дикарей всю силу передовой цивилизации. Друзья продержались десять секунд. Эйрел, видимо, не продержался даже одной секунды.

Конечно же, привезя Джоула на Зергияр, Корделия не сказала Эйрелу «а теперь он будет жить с нами». Думаю, она сказала что-то вроде «было бы удобно, чтобы в новых условиях, рядом находился тот, кому можно доверять». Да и Джоулу она точно не сказала «ты привязан к нам навсегда», там наверняка прозвучали слова о больном сердце и том же доверии. Но можно не сомневаться, что ее планы были совсем другими.

Зачем она это сделала? Почему посчитала, что может настолько сильно изменять жизнь пусть даже близкого ей, но все же отдельного от нее человека? Настолько была уверена в том, что «знает как надо»? Думаю, да. Воспринимала людей как шахматные фигуры? Увы.

Именно об этом говорит нам и прозвище Корделии, использованное в названии книги. Красная королева, для которой весь мир – шахматная доска. Снобизм представителя первого мира, попавшего в мир третий, она не просто не потеряла за двадцать лет, а наоборот именно на нем строила стратегии своей и чужих жизней. «Вы ничего не понимаете, а я все понимаю и принесу вам, слепцам, счастье и счастье. И еще немного счастья. И у вас (дикарей) нет против меня (представителя высокоразвитой цивилизации) ни единого шанса.»

То, что она не ошибалась, ничего не меняет. Конечно, Эйрел все понимал, но был ли он так уж рад тому, как его жена расставила шахматные фигуры? Ответ на этот вопрос можно получить, оценив жизнь Джоула на Зергияре.

В романе утверждается, что партнерство в группе Форкосиганов-Джоула было совершенно равным, и близость распространялась на всех и вся. Но, там же в книге, неоднократно подчеркивается, сколько всего Джоул не знает о жизни своих партнеров. Раз за разом оказывается, что весомая доля прошлого Эйрела для Джоула – тайна, что многие из событий, произошедших в жизни Форкосиганов, прошли мимо него. Эйрел не стремился полностью раскрывать свое «Я» и не позволил сделать это жене.

Любое общение Форкосиганов и Джоула на публике всегда было подчеркнуто деловым. Никаких личных (хотя бы дружеских) связей между ними не озвучивалось. Они – руководители, он – умный перспективный подчиненный. Вот такое вот счастье группового брака, спрятанное в спальнях. Как Корделия не пыталась привести происходящее в жизни к совпадению с картинкой в своей голове – муж сопротивлялся. Может он и согласился «быть счастливым по рецепту жены-бетанки» но только за закрытыми дверями и ни в коем случае не демонстрируя никому, кто для него Джоул.

Особенно хорошо отношение Эйрела к происходящему становится видно при обсуждении возможной карьеры Джоула. И Джоул и Корделия твердо знают, что Эйрел настоял бы на отъезде любовника на новую должность в Оперативный штаб. Эйрел прекрасно понимал, что привязав Джоула к Зергияру, ломает жизнь и карьеру не самому плохому офицеру и наверняка ухватился бы за шанс «все исправить». Совсем не так оценивала происходящее Корделия. Ей совершенно наплевать на такую мелочь как карьера человека, которого она привыкла видеть рядом. Она твердо знает, что нужно Оливеру, и обязательно даст ему это.

Вычленяя из текста эпизоды, касающиеся Джоула, очень легко понять, что он был тем самым инструментом, который использовала вице-королева Форкосиган, чтобы сделать счастливым мужа. Одного замечания «Я был подарком на день рождения» достаточно, чтобы увидеть реальное положение дел. «– Тебя подобрала Корделия? – Сначала меня подобрал Эйрел». И опять приходится вспомнить и разницу в возрасте (сорок лет с Эйрелом и больше двадцати с Корделией), и разницу в социальном положении (вице-король, высокообразованная бетанка и простолюдин, дослужившийся до неплохих должностей под крылышком любовника) и разницу во влиянии на ситуацию (Эйрел не хотел, чтобы его сложная сексуальность стала известна кому-то, и у Оливера даже мыслей не появлялось, что он может иметь на этот счет свое мнение).

Равные партнеры? Со-супруги? Или аналог цетагандийского ба – верный, безусловно подчиняющийся, да еще и сексуальный?

Вишенкой на торте оказывается линия детей Эйрела и Джоула. Если бы Форкосиган считал своего любовника достойным чего-то подобного, то за двадцать лет, поведенных вместе, вполне мог бы заговорить на эту тему. Но говорил он с женой, и даже оставил соответствующие пункты в завещании! И в этих пунктах речь шла только о Корделии. Увы, это не Эйрел позаботился о чувствах своего как бы любимого человека, это вице-королева нашла новый, совсем не простой способ привязать Джоула к себе навсегда. Хотя, почему не простой? Правильно расставить фигуры – и партия выиграна.

Дочитав роман, я поняла, что автор очень мастерски изменила мое отношение к некоторым из героев эпопеи. Хороший ли человек Корделия Форкосиган? Сильный ли человек Эйрел Форкосиган?

Понимает ли Джоул Оливер, что он пешка в чужой игре «отныне и навсегда»? И что на него изящно навесили ответственность, которую он для себя не выбирал?

Для меня ответы на все вопросы – нет.

 

Комментарии

Вверх