СПб, ст. метро "Елизаровская", пр. Обуховской Обороны, д.105
8(812) 412-34-78
Часы работы: ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 18:00

24. Проклятый старый дом

24. Проклятый старый дом
1260

Номинация: рецензия

Дэвид Митчелл. Голодный дом
М.: Иностранка, Азбука-Аттикус, 2017

            Наша оценка книги – как и любого культурного продукта - во многом складывается из ожиданий до начала чтения, и соответствия им результата, полученного после того как книга закрыта и возвращена на полку.

            «Голодный дом» Дэвида Митчелла предваряют три десятка хвалебных отзывов: и Стивен Кинг (иногда складывается впечатление, что каждая уважающая себя книга должна быть снабжена отзывом великого мастера ужасов), и Дин Кунц, и некий Адам Джонс (целый лауреат Пулитцеровской премии, а не кто-то-там-с-горы), и Дэниел Хэндлер (он же Лемони Сникет, хотя кто такие Дэниел Хэндлер и Лемони Сникет – муж и жена, или четыре разных человека – все равно не ясно), и «Financial Times», и «Sunday Times», и просто «The Times», и многия, и многия, и многия.

            Конечно, мы понимаем: книга в магазине – это прежде всего товар, который нужно продать, а двигатель любой торговли – реклама, поэтому хвалебные отзывы – необходимая часть литературного бизнеса, но... похвала в таком количестве, уважаемое издательство «Иностранка», это, как говорят у нас в «Блэк Джеке» - перебор.

            Но если вас все же не отвратили медовые потоки, отобранные со страниц «Daily Mail», «Literary Review» и других изданий, то вы рискуете получить удовольствие от пяти историй, произошедших в период с 1979-го по 2015-й год.

Каждые девять лет в неприметном проулке Слейд (в оригинале роман называется «Slade house») из ниоткуда вырастает неприметная железная дверца без ручки и замочной скважины. Открыть ее может не каждый, далеко не каждый, можно сказать, только избранный. Каждый вошедший в Slade house обнаружит то, чего ему так не хватает в жизни: мальчик, обделенный вниманием сверстников, найдет хорошего друга; неудачливого в амурных делах немолодого мужчину встретит пушногрудая и доступная красотка; на полноватую «хрюшу» обратит внимание самый крутой парень; журналистка отыщет столь вожделенную сенсацию. Но единожды войдя в этот дом – выйти уже невозможно.

            Каждая история - от лица нового героя.

            Каждая история - в своей стилистике.

            Каждая история - часть одного большого повествования.

            Каждая история рассказана интересно, увлекательно, погружает читателя в лабиринт: у него один вход и одна конечная точка, но дорог к ней множество.

В каждой истории умело развешены ружья, расставлены крючки, спрятаны ключики к загадкам, которые очень интересно разгадывать.

            Митчелл автор всемирно известный, обласканный премиями и экранизациями, способный складывать буквы в слова, слова в предложения, предложения в абзацы, абзацы в повествование, но при чтении «Голодного дома» не покидает ощущение: что-то здесь все-таки не так.

            Митчелл добросовестно отрабатывает норматив по толерантности. В одной из частей герой – похотливый мужичок с отчетливым расистским душком, его убивают – но автору, а стало быть и читателю, особо и не жалко. В другой главе жертва, всеми обижаемая, несчастная в личной жизни девушка формата - как это сейчас модно говорить – plus size. Еще одна героиня, принадлежит к ЛГБТ-орде: не сказать, что у нее радужный флаг на лбу, но сомнений в сексуальной ориентации у читателя возникнуть не должно. Ну, а расправляется с парочкой злодеев, естественно, негритянка, к счастью, не одноногая и не лесбиянка.

            Злодеи в «Голодном доме» достаточно странные: начисто выкладывают одной из героинь все страшные и коварные планы. Ну прям, дети малые! Будто и не читали в интернете «100 вещей, которые я сделаю, если стану Темным Властелином» (Правило 7. Когда я схвачу моего врага и он скажет: «Слушай, пpежде чем ты убьешь меня, скажи, что ты задумал?», я отвечу «Hет» и застpелю его. Hе, лучше я застpелю его и скажу «Hет»).

            Если в первых трех частях романа, Митчелл достаточно умело нагнетает градус таинственности и мистичности (здесь и потайная дверь, и волшебная булочка, которую обязательно нужно съесть, и перескакивания в сон и обратно, и путешествия во времени и пространстве, словом, какая-то Алиса и в стране чудес и в Зазеркалье), умудряясь попутно подкидывать читателю маркеры, позволяющие распутывать клубок общего повествования, то в четвертой части автор – вскрывая всю подноготную истории - одним махом рушит тщательно выстраиваемый «Голодный дом».

            Несомненно, все эти апертуры, оризоны, лакуны, операнды, обалдины и прочее – чрезвычайно занятны. И Говард Филлипс Лавкравт был бы доволен историей Ионы и его сестры. Но разгадка, вываленная на читателя на двух десятках страниц, напрочь убивает всю мистичность, таинственность, загадочность «Голодного дома».

В недосказанности, в оставлении простора для пытливого ума читателя заключена вся прелесть мистики, как жанра. К примеру, столь обсуждаемый и модный в прошедшем сезоне «Твин Пикс» (как и все поздние фильмы Дэвида Линча) именно на этом и держится.

Вдвойне, втройне странно, что Дэвид Митчелл – уважаемый, именитый автор – ошибается в этом ключевом компоненте мистического романа, словно какой-то наивный МТА, приславший опус на интернет-конкурс или мастер-класс фантастического конвента.

Как итог, «Голодный дом» - среднего качества книга, подобная десяткам произведений, ежедневно выкладываемых на всевозможных «СамИздатах». Абсолютно неясны восторженные отзывы, предваряющие роман. Книга явно их не стоит, после прочтения оставляя лишь разочарованное послевкусие. Мы то ждали, что «Голодный дом» это «вах-вах-вах», «ах-ах-ах» и «ого-го-го» (Стивен Кинг же обещал!), а вышел странный пшик.

Схожую оценку можно дать всем романам Дэвида Митчелла, которого стоит назвать одним из самых переоцененных современных англоязычных авторов.

 

Комментарии

Вверх