СПб, ст. метро "Елизаровская", пр. Обуховской Обороны, д.105
8(812) 412-34-78
Часы работы: ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 18:00
Главная » Журнал «ПИТЕРBOOK» » Фанткритик-2017 » 35. Китайские танцы

35. Китайские танцы

18:36 / 16.07.2017

Майкл Суэнвик. Полет феникса М.: Издательство «Э», 2016Номинация: рецензия

Майкл Суэнвик. Полет феникса
М.: Издательство «Э», 2016

Россия и Китай в чем-то похожи.

Обе страны – великие империи, в своей многовековой истории проходившие путь от феодальной раздробленности - распада на несколько враждующих между собой княжеств-государств, до мощного централизованного государства.

Россия и Китай в чем-то похожи.

Обе страны не раз проигрывали войны, подчиняясь иностранным завоевателям, их столицы пылали, на улицах городов хозяйничали чужие солдаты, но снова и снова, и Россия, и Китай, словно феникс, восставали из пепла, возвращали потерянное, а после уже сами проводили агрессивную захватническую внешнюю политику.

Россия и Китай в чем-то похожи.

Обе страны огромные, веками вбирали в себя окружающие земли и народы, а вобрав предпочитали не путь подчинения и дискриминации завоеванных народов, но путь ассимиляции, органичного включения поданных империи в ее сложный организм.

Россия и Китай в чем-то похожи.

Обе страны веками пугали европейцев, в первую очередь, циклопическими размерами, многочисленностью народа, потенциальной мощью, заложенной в бескрайних просторах, в отваге и трудолюбии людей, населяющих империю. Европейцы всегда боялись того дня, когда русский медведь и китайский дракон проснутся или, что еще хуже, заключат союз. Именно Россию и Китай, наравне с исламским терроризмом и ИГИЛ (деятельность организации запрещена в России), американские аналитики называют в числе главных угроз для мирового господства США в ХХI веке.

Россия и Китай в чем-то похожи.

У западного человека страх перед обеими странами всегда соседствовал с неподдельным интересном и восхищением великой культурой. Культурой, ставшей основной для отдельной цивилизации. Русской и китайской культуре европейские мыслители и писатели посвящали свои лучшие работы.

Россия и Китай в чем-то похожи.

Неудивительно, что после романа «Танцы с медведями», описывающего приключения антропоморфного пса Даркера и его друга Довеска в России-Московии, Майкл Суэнвик переключил внимание на Поднебесную и, как следствие, в Китай будущего отправилась пара излюбленных героев американского писателя.

«Полет феникса», хотя и является продолжением «Танцев с медведями», читается как самостоятельное произведение. Тем более, Суэнвик заботится о своих новых читателях, поэтому в первых главах романа о Китае предусмотрительно пересказывает краткое содержание предыдущих приключений Даркера и Довеска, попутно описывая место действия: постапокалиптический мир, переживший гибель Утопии (технической вершины развития человечества на рубеже ХХI и XXII веков) после восстания искусственного интеллекта. Мир, где на телекоммуникационные технологии наложено жесткое табу, которое человечество компенсирует бурным развитием технологий биологических.

После краткой вводной части, Суэнвик бросает главных героев, а за ними и читателя, на бескрайние просторы Китая будущего, пребывающего в разобранном состоянии: несколько государств, занятых бесконечной и бесперспективной враждой между собой (большую часть известной нам тысячелетней истории Китай пребывал именно в таком виде). Даргер и Довесок поступают на службу к Тайному Царю, желающему объединить Китай и вернуть ему былое величие. Этой великой и благородной цели будут посвящены четыре сотни страниц «Полета феникса». К слову, если вы хорошо знакомы с Даргером и Довеском, то легко догадаетесь, что вышеозначенная грандиозная миссия лишь прикрытие для их истинных абсолютно эгоистичных и меркантильных целей.

Собирание китайских земель дело насколько долгое, настолько и непростое, поэтому роман Суэнвика - это бесконечный полет авантюрной фантазии: читателя с головой погружают в пучину дворцовых интриг, где вчерашние враги становятся сегодняшними союзниками, а завтра снова врагами; где любовные страсти под стать индийскому кино и голливудской «Санта-Барбаре»; где главные герои плетут нити заговоров вокруг второстепенных героев, второстепенные герои плетут нити заговоров вокруг главных героев, а в это время на главных и второстепенных героев невидимую паутину своей игры накидывают герои третьестепенные; где градус абсурда порой переваливает через край.

Но как бы не закручивался и не запутывался сюжет, в какую бы безвыходную ситуацию не загоняли себя главные герои, в каком бы тупике они не оказывались, неизменно одно – Китай будет един, а Даргер и Довесок выйдут сухими из самой мокрой воды.

Если в «Танцах с медведями» Сэнвик смешивал сорокинскую Русь с обоймой стереотипов о России из серии vodka-balalajka-medvedi, а получившийся коктейль пропускал сквозь линзы собственных постмодернистких очков, то в «Полете феникса» художественной переработке подвергся корпус китайской классической литературы. Речь, в первую очередь о «Троецарствии», повествующем о временах, когда Китай распался на отдельные государства, во-вторую об оставшихся трех великих китайских романах («Речные заводи», «Путешествие на Запад» и «Сон в красном тереме»).

Ориентация на классическую китайскую литературную основу определяет и кардинальные отличия «Полета феникса» от «Танцев с медведями». Новая книга Суэнвика более спокойная, размеренная, можно сказать более похожа на традиционный роман 19 века, чем предыдущее суэнвековские произведение крупной формы.

Но можно ли это занести автору в плюс?

«Полет феникса» не похож на «Танцы с медведями», как не похож Китай на Россию.

Хотя Китай и населяют несколько десятков народов, но все же они принадлежат к единому цивилизационному полю. В Китае нет той полиэтничной симфонии культур, сложившейся на нашей огромной территории.

Китай не похож на Россию.

Когда мы говорим о культурном наследии Китая, то в первую очередь ведем речь о том, что создано до Нового Времени. Русская же культура, ставшая мировым достоянием, принадлежит XIX – XX векам.

Китай не похож на Россию.

Если в России испокон веков были сильны традиции ориентации на Европу, порой доходящей до низкопоклонства перед Западом, сопряженном с откровенным русоненавистничеством, если русские всегда были открыты к контактам, заимствованиям с другими народами, то китайцы, даже в самые темные годы своей истории, всегда считали свою культуру превосходящей остальные, считали себя цивилизованными, а окружающих варварами.

Китай не похож на Россию.

Россия, хоть и держава евразийская, но в основе своей европейская. С немцем или англичанином найти общий язык нам проще, чем с китайцем.

Как Китай не похож на Россию, так и «Полет феникса» не похож на «Танцы с медведями».

Если «Танцы с медведями» это фанатасмагоричный фокстрот на звездах кремлевских башен, безудержный сюрреализм бега по зигзагам русской истории, мозаичная эквилибристика сумасшедшего сюжетного трипа, то «Полет феникса» подчеркнуто сдержан, классичен, как китайская чайная церемония.

Если в «Танцах с медведями» напряжение повествования последовательно нагнетается, достигая кульминации, в которой читатель переживает столь вожделенный катарсис, то в «Полете феникса» завязанные узлы повествования распутываются мягко и легко, как пояс китайского халата.

Не возьмусь судить, хорошо это или плохо.

Это как-то по-другому.

Но, возможно, у кого-то после прочтения «Полета феникса» появятся основания скептициски заметить, что Майкл Суэнвик уже не торт.

 

Комментарии

Вверх