СПб, ст. метро "Елизаровская", пр. Обуховской Обороны, д.105
8(812) 412-34-78
Часы работы: ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 18:00
Главная » Журнал «ПИТЕРBOOK» » Фанткритик-2017 » 33. Архетип как инструмент

33. Архетип как инструмент

18:11 / 15.07.2017

Номинация: литературно-критическая статья

Интерес к написанию собственных историй возникает по разным причинам. Кто-то хочет просто изложить свою жизнь или жизнь близких на бумаге, кто-то мечтает поделиться важными мыслями  и жизненным опытом, а у кого-то буйная фантазия стучит в сердце почище пепла Клааса, требуя немедленного выхода.

В любом случае, когда мы что-то пишем, мы, как правило, на что-то опираемся. Мы прошли школьный (а то и ВУЗовский) курс отечественной и зарубежной литературы, прочитали некоторое количество разнообразных книг, статей, блогов. Посмотрели множество фильмов и сериалов.

Часть прочитанного и увиденного уложилась в нашей памяти, некоторые моменты «залезли в подкорку», другие же вылетели, не задерживаясь.

Но вот что там точно осталось, закрепилось надолго и вряд ли будет когда-то оттуда выбито следующими событиями и впечатлениями – так это любимые детские сказки. У каждого - свой список любимых сказок, но у большинства есть пересечения – Золушка, Дюймовочка, Курочка ряба, Колобок, Буратино – мы знаем эти сюжеты, знаем этих персонажей, это часть нас.

При создании новых произведений мы нередко думаем – будет ли это интересно другим так же, как интересно нам? Подчас мы «болеем» своими сюжетами и персонажами, а на выходе внезапно оказывается, что написанное по-настоящему интересно очень немногим, а порой и вообще – никому.

С чем же связано наличие интереса? В первую очередь – с узнаванием, часто  на подсознательном уровне. Восприятие и анализ информации, содержащейся в художественном произведении, осуществляется мозгом через распознавание архетипов. Что такое архетип – это первообраз, базовая психическая структура, лежащая в основе символики – в том числе, символики сказок.

Грамотная работа с архетипами существенно упрощает задачу. Автор словно заключает невидимый договор с читателем – «Я расскажу тебе истории, в которых тебе будет комфортно». Комфортность обеспечивается родственным бэкграундом, отсылками к общему культурному коду.

При этом есть масса примеров неграмотного использования архетипов. Например, совершенно понятный и логичный Иван-дурак: младший сын, почитаемый окружающими дураком за нестяжательство и отсутствие инициативы. Авторы запускают Ивана-дурака практически только в юмористические произведения, и постепенно доводят его до уровня главы государства, женатого, перспективного и мудрого руководителя. И в этот момент (если не раньше, что тоже бывает) закономерно вываливаются из архетипа, разбивают связь с читателем и убивают свое произведение. Иван-дурак – это архетип везучего и неглупого человека, доброго, но растяпистого. Этот архетип – нарочито крестьянский, когда мечта «рано или поздно повезет, и я смогу наконец вдосталь отдохнуть» превалирует над всем остальным. И заведомо менеджерский архетип «сделаю всю работу, дадут премию, отпуск и много новой, более интересной и высокооплачиваемой работы» находится в явной противофазе к крестьянскому.

Такие вещи надо чувствовать, понимать, видеть. Причем проверка простая: перечитываем сказку, смотрим в свой сюжет и спрашиваем себя: что должно было произойти, чтобы наш герой при таких начальных условиях изменился до такой степени?

Если в процессе представления вам становится смешно, то возможно, стоит взять другой архетип. Кстати, Иван-дурак – это ОЧЕНЬ распространенный архетип, он есть практически во всех культурах. Если кратко, то поведенческая схема Ивана-дурака выглядит так:

1.      Он ничего не делал. Возможно, спал или занимался чем-то никчемным.

2.      Появляется задача, с которой более умные и деятельные не справляются.

3.      Он отправляется выполнять задачу, и по пути получает сверхсилу в виде волшебного животного – волка, щуки, конька-горбунка и т.п.

4.      Исключительно с помощью этого животного герой выполняет задание.

5.      Герой получает награду и законную возможность продолжать бить баклуши, наслаждаясь  богатством, славой и (иногда) медовым месяцем с королевишной.

Самое главное – герой НЕ РАБОТАЕТ. Он ничего не делает. В лучшем случае – проявляет доброту к животному (животным), которые впоследствии помогают ему.

С этой точки зрения Иван-дурак сегодня  не очень актуален. То есть все прозрачно: когда сказка была в ходу среди людей, которые вынуждены работать по 13-14 часов в день без выходных, возможность пройти ряд испытаний за чужой счет и в качестве награды получить вечный отдых была крайне привлекательной.

Однако сегодня парадигма другая: герой должен иметь собственные таланты, а в качестве награды чаще всего получает занятие, которое ему по душе.

И здесь мы подходим к основному моменту, который нужно обязательно учитывать для работы с архетипами. Архетипы – как сюжеты, так и персонажей и даже антураж – необходимо обрабатывать.

То есть если мы возьмем сироту Колобкова, найденного бездетными стариками, а потом сбежавшего от них, чтобы удачно пройти сквозь ряд хулиганов, полиции и наркоторговцев, но не сдюжившего против опытной дамы легкого поведения Лисичкиной, это будет фактически пересказ Колобка: забавно весь рассказ, но после окончания остается ощущение разочарования.

Чтобы разочарования не было, надо обработать архетипичный сюжет. Например, сделать Колобкова не таким явным Колобком, чтобы понимание возникло не в самом начале. Назовем его Николай Борисовеч Кругликов. КОЛя БОрисович Кругликов – тот же колобок, но не сразу.

Затем сделаем стариков не такими уж и стариками: лет по сорок. Возможно даже ему – сорок, ей – тридцать пять. Сделаем Колобка инфантильным – пусть он постоянно вслух жалеет, что ему не повезло с родителями, бедные попались.

И пусть он пытается от них сбежать на вольные хлеба – например, мыть золото на Колыму. По пути его останавливают, и он всем рассказывает эту историю, чудом выкручиваясь из различных ситуаций с ВОЛодей Ковшиковым, МЕДовым ВЕниамином ДЬяконовичем и т.п.

А в конце его заманит к себе ЛИза САжина, но остановит его не она, а Иван Семенович Капут, военком, с которым у Лизы есть некая специфичная договоренность.

Мы повторяем сказку практически дословно, но немного меняем, актуализируем акценты – и это позволяет работать с архетипом не впадая в грех пересказа.

Архетипичным может быть не только сюжет или персонаж. Фактически формальное разграничение жанров проходит именно по архетипам: мудрый старый волшебник-учитель – это и Гэндальф, и Дамблдор, и множество других персонажей. Авантюрист-контрабандист на космической яхте – это и Хан Соло, и Ясон динАльт, и многие другие.

Грамотное использование архетипов позволяет смешивать жанры и создавать оригинальные сплавы, при этом не теряя узнавания со стороны читателя. Отличный пример такого смешения – «Дочь железного дракона», фэнтези, написанное в стилистике киберпанка. Там встречаются два жанра, а в местах, где они пересекаются особенно жестко, проглядывает еще и третья реальность – наша, т.е. реализм.

Отправьте эльфов в космос, заставьте хакеров из нашего мира доставать информацию из механического компьютера гномов, пустите миниатюрную Дюймовочку агентом под прикрытием в международный наркокартель недалекого будущего.

Это будет интересно, если вы не нарушите три простых правила работы с архетипами:

1.      Архетип должен быть узнаваем и при этом внутренне логичен. Нарушив внутреннюю логику персонажа, вы вызовете раздражение читателя и потеряете его.

2.      Нельзя полностью повторять архетип, дублировать его свойства или сюжет – это сделает скучным и предсказуемым финал, как бы красиво не шла игра до последнего момента.

3.      Делайте миксы. Смешивайте времена, жанры и направления, переводя архетипы из одних в другие. Но – обязательно соблюдайте при этом первый пункт. Внутренняя логика должна соблюдаться, иначе вашим потолком окажется низкопробная юмористическая фантастика.

Первые шаги в работе с архетипами могут оказаться тяжелыми. Но постепенно они станут инструментом, который позволяет вытянуть самые безнадежные идеи и сюжеты.

И еще. Кому-то может показаться, что это – плагиат, вторичность и вообще дно. Но это не так. Мы все так или иначе работаем с архетипами – фактически, мы и сами отчасти творчески переработанные люди прошлого – наши родители, бабушки, дедушки, учителя и друзья. А литература стоит на архетипах, как на китах, и заставить ее крутиться вокруг солнца своего воображения, сорвав со слонов и черепахи архетипов – во всяком случае, чтобы получился достойный результат – невозможно.

И еще. Если уж Желязны, Толкиен, Пратчетт, Сапковский и Суэнвик не брезговали брать сказочные архетипы и творчески их обрабатывать – то чем мы хуже?

Привнесите в свое творчество капельку осознанности. Есть шанс, что это поможет найти свой путь и своего читателя.

Комментарии

Вверх