СПб, ст. метро "Елизаровская", пр. Обуховской Обороны, д.105
8(812) 412-34-78
Часы работы: ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 18:00
Главная » Журнал «ПИТЕРBOOK» » Фанткритик-2017 » 27. Белые начинают и… ?

27. Белые начинают и… ?

19:41 / 12.07.2017

Елена Чудинова. Побѣдители М.: Вече, 2017 РецензияНоминация: рецензия

Елена Чудинова. Побѣдители
М.: Вече, 2017

Новая книга Елены Чудиновой своим названием явно отсылает нас к роману Ирины Римской-Корсаковой (Головкиной) «Побежденные», в котором рассматривается история гибели нескольких аристократических семей после революции и Гражданской войны. «Побежденные» были написаны в 70-е годы, но пришли к читателю только после перестройки, то есть вовремя, именно тогда, когда советский режим рухнул, и читатель нуждался во  взгляде «с той стороны», на то, что с нами происходит.

Роман Елены Чудиновой появился в — страшно сказать — семнадцатом году, то есть тоже вовремя.  В нем тоже дан взгляд «с той стороны», со стороны русской аристократии. В центре внимания писателя альтернативный 1984 год, каком он мог бы быть, если бы «наши» оказались не побежденными, а победителями. Впрочем, для автора «Победителей» никаких кавычек здесь не существует, потому что те, для кого Колчак, Врангель и Деникин — не наши, просто, не входят в целевую аудиторию ее романа. Она не снисходит до того, чтобы объяснять им свою позицию, хотя постоянно имеет этот враждебный фон в виду.  Не удивительно, что роман вызвал волну ехидных замечаний по поводу пресловутой «французской булки», которая «оглушительно трещит» за ушами. То есть как будто в романе нет ничего, кроме реконструкции быта: все изысканно одеты, сыты и довольны жизнью! И вообще это плохо написанный женский         роман и апология белогвардейщины!  Критики Чудиновой ухитрились не заметить вещей, которые лежат на поверхности. Например, интересной языковой игры, с помощью которой она создает речевой портрет несоветского мира. Не оценили и четко выдержанной от начала до конца сказовой манеры повествования, не только от лица главной героини, но и  изнутри ее языкового облика, вовсе не тождественного авторскому. Не заметили и тонкой самоиронии.

Утопия — это скучнейший жанр, но Чудинова написала не утопию, а актуальный роман о нашем сегодня, четко обрисовав те шрамы, которые остались на теле нашей страны после советского эксперимента. Мечта «о светлом монархическом завтра» в том виде, как она представлена в романе «Победители» — это мечта о нормальной жизни. И она  вовсе не кажется ни смешной, ни наивной, именно потому, что представляет собой позитив того негатива, который каждый из нас наблюдает сейчас воочию. «Наша» реальность присутствует на страницах роман как умозрительная альтернатива и ощущается героями романа как  «немыслимая дисгармония», настоящий ад, в котором труп вождя большевиков лежит на главной площади страны.

Большевистский эксперимент лишил нас отнюдь не только «булки». Он ударил по семье, уничтожил связь поколений, поселил страх и недоверие между ближайшими людьми. В романе Елены Чудиновой семейные узы крепки и нерасторжимы, основаны не на пресловутом квартирном вопросе, а на любви.

 Герои Чудиновой богаты и образованы, талантливы и красивы. Они получили шанс на развития всех своих способностей. Они бесконечно добры и готовы к самопожертвованию.  Этим людям есть, чем жертвовать. Они аристократичны, они отделены от «плебса» невидимой гранью счастливой судьбы, позволившей главной героине Нелли быть на «ты» с самими самодержцем — почти прекрасным принцем, молодом, холостом и влюбленном в главную героиню — альтер-эго автора! Мечтать, так мечтать! Как тут было не скатиться в пошлость и банальность? Елене Чудиновой это удалось. Ну, почти… Финальный поцелуй с монархом был все-таки лишним.

Самая сильная часть книги — документальная. Главная героиня написала книгу о революции, которая не победила, но все-таки была. Чудинова изображает  альтернативную историю несоветских двадцатых годов  отнюдь не в благостных тонах. Колчак у власти. Десять лет диктатуры… Что вместили в себя эти выдуманные годы? Очевидно — очищение от «красной заразы». И главный вопрос: как победители обошлись с побежденными?  Вот о чем следовало бы написать роман! Поставить читателя с этой реальностью лицом к лицу, а не давать ее в пересказе главной героини где-то между булочками и свиданием!

Колчак в изображении Чудиновой предстает как милосердный, но все-таки диктатор. Спору нет, по сравнению с реальными действиями большевиков, которые утопили Россию в крови, меры, предпринятые вымышленным Колчаком, кажутся мягкими. Он всего-навсего отделил овец от козлищ. Причастных — казнил, не причастных — помиловал.  И создается ощущение, что эта процедура не просто необходима, но и проста в исполнении. А это не так. Русская смута резала по живому, и шрам от этого пореза болит до сих пор. И дело даже не в том, что нельзя отделить жертв, от палачей, а героев от подонков. Очень даже можно. Дело в том, что, отделяя одних от других, легко уподобиться не первым, а вторым. Есть какая-то ужасная инфернальная подоплека в самой идеи смертной казни, потому что, ставя к стенке палача, герой сам становится палачом. Глумясь над врагом, уподобляется ему. Елена Чудинова именно что глумится над якобы поверженным врагом, а милая девушка Нелли «мечтательно улыбается» вспоминая о публичных казнях, которые устроил диктатор. И не замечает автор, что эта улыбка  роднит ее аристократическую героиню отнюдь не с белыми генералами, а с красными комиссарами… Я не могу понять автора, который не видит в этой ситуации трагедии... Псевдоисторические реконструкции Чудиновой задевают нравственное  чувство… Но, по крайней мере, она провоцирует нас на то, чтобы поставить вопрос о гражданской войны в этическую плоскость, а не рассуждать о проекте большевиков с точки зрения целесообразности и эффективности.

Есть в романе одна странность, о которой нельзя не сказать — отсутствие темы Православной Церкви. Нелли католичка, но ее переход в католицизм не объяснен никак, ни воспитанием, ни происхождением, разве что особой аристократической избранностью героини, которая во всем отличается от большинства. Один из ключевых моментов мелодраматической линии романа — любовь юной Нелли и будущего Николая III — построен на том, что Нелли не может стать женой наследника, потому что она не православная. Эта коллизия, очевидно, отсылает нас к истории любви Николая и принцессы Алекс, которая не сразу решилась перейти в Православие из протестантизма. В истории Ники и Алекс именно вопрос об истинности веры стал камнем преткновения. В истории выдуманного царя  и его возлюбленной речь идет не о выборе веры, а о выборе знамени, не о верности Богу, но о верности кардиналу. Чудинова убедительно передает мироощущение человека долга, человека знамени, человека присяги, но вопросы веры, вопросы истины, выше и важнее вопросов чести.

В книги Чудиновой зло атакует извне,  в виде смешных картонных злодеев — красноэмигрантов и местных сумасшедших, одержимых безумной идей разрушения себя и всего мира до основанья.   Но зло атакует всегда — изнутри. Это понимал Достоевский. Это понимал Солженицын, который много раз писал о том, что он сам мог быть по красную сторону баррикады. Без этого понимания трагедия превращается в мелодраму, а то и хуже — в фарс.

И все-таки роман Елены Чудиновой — это очень достойная попытка говорить  об истории XX века с позиции белой этики и эстетики, альтернативной идеологии красного реванша, которая возобладала в нашей культуре после спустя сто лет после октябрьского переворота. Это роман провоцирует, раздражает и задевает. Заставляет оглянуться. Задуматься. Не согласиться.  Чудинова  показывает нам частичку того ужаса, который у нас зовется красным террором, и о котором сегодня если и говорят, то в таком примерно духе: чума на оба ваши дома. И право же, иногда кажется, что это не герои Чудиновой, а мы живем в параллельной реальности, в которой не было ни октябрьского переворота, ни убийства царской семьи, не зверств ЧК, а были только победа в Великой Отечественной и полет в космос. Чудинова, пожалуй, единственная в сегодняшней литературе всерьез говорит о трагедии, которую пережила наша страна, и последствия которой каждый ощущает на своей шкуре... Ее герои ничего не забыли. И ничего не простили. В этом заключается и главное достоинство романа, и главный его недостаток.

Комментарии

Вверх