СПб, ст. метро "Елизаровская", пр. Обуховской Обороны, д.105
(812) 412-34-78
Часы работы: ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 18:00
Главная » Журнал «ПИТЕРBOOK» » Записки из страны Нигде » Младенческий век исторической авантюры

Младенческий век исторической авантюры

21:51 / 05.06.2016
Елена Хаецкая

В Илиаде есть такой момент: Прекрасная Елена восходит на стену и взирает на войско ахейцев, а ей объясняют: вон там - шатры Ахиллеса, он неукротимый, а вон те шатры - Одиссея, он хитроумный... Интересный ход для экспозиции, однако повергающий неопытного читателя в недоумение: ведь осада Трои идет десятый год, за десять-то лет Елена должна была всех этих ахейских вождей выучить наизусть и не по одному разу.
Ну ладно, Гомер классик, слепой бард, Гомеру можно.
Но что можно Гомеру, то сомнительно для современного автора, который еще не классик - хотя бы потому, что не слеп и до сих пор жив.
Возьмем практически любую книгу из серии "историческая авантюра". И что мы там увидим?
В первую очередь мы увидим добросовестно сделанное автором домашнее задание. Причем если раньше для выполнения данного д/з нужно было идти в вивлиофику и там корпеть над фолиантами, то теперь достаточно выйти в интернет. В интернете есть не все, но многое.
Если речь в авантюре пойдет о рыцарях и турнирах, то автор перескажет читателю объемные отрывки из Виолле-ле-Дюка и последователей французского ученого. Из романа или, упаси боже, примечаний к нему мы опять узнаем много такого, о чем давно уже знали, если давали себе труд вообще полистать какую-нибудь книжку на данную тему. Конечно, бывает, что автор сыщет что-нибудь нетривиальное, но обычно такого не происходит. Обычно преподаются азы.
А если авантюра связана с гладиаторами, то... правильно. Примечания к роману "Спартак", книга М.Сергеенко "Простые люди древней Италии" или что-нибудь на этой же основе, попроще. Все популярные издания, как нетрудно понять, в основном повторяют друг друга.
Возьмем способ построения сюжета. Как забросить героя в непривычные для него обстоятельства, чтобы он (герой) открыл в себе Героя? Для начала, конечно, надо сжечь его родную хату, изнасиловать сестру (мать, невесту), убить отца, брата, вообще всех, а самого героя продать в рабство и обречь на бесчеловечное существование в непривычном для него пейзаже.
Очутившись на новом месте, герой сразу же жадно начинает учиться.
Чему? Фехтованию. Великому Знанию. Умению выживать. Премудростям обитания в тюрьме (по книжке "Как выжить в тюрьме", бестселлер). Нам в который уже раз перескажут еще один популярный труд.
Все интересное, индивидуальное, присущее только данному герою и данному роману, происходит лишь в последних нескольких главах, и то не всегда, а только в виде необязательного праздника.
Мне всегда хочется спросить у писателей: "Люди, вы что, не читаете друг друга?" Я не ратую за то, чтобы автор каждый раз изобретал принципиально новый подход, какие-то ходы, которых никогда не было в мировой литературе. Это почти невозможно, а когда такое происходит, то результат не всегда читабелен. В конце концов, и проторенный путь никому не заказан. Но стоило бы подумать и о читателе! Читатель-то бедный ведь все это уже читал раз пятнадцать. И про уроки фехтования, и про всякие там несуществующие премудрости рукопашного боя, и про путь воина, и про как выжить в тюрьме, и про накопление энергии и астральные бои. Он читал это в научпопе, он читал это в оригинальном сочинении какого-нибудь военного теоретика VII века, в книжке "Великие Тайны Вселенной", он читал это, кстати, и в других романах.
И про изнасилование сестры он уже все знает. И про то, как горько ошиваться на рабском рынке в ожидании участи. И про хама-соседа по гладиаторской казарме читатель тоже в курсе, даже если этот читатель - женщина.
И вот мы подходим к любопытному феномену. Почему мы снова и снова беремся за эти, в принципе, одинаковые книжки?
У кого - как, а лично я читаю ради прилагательных. Глаголы и существительные вросли в текст твердо, их оттуда не сковырнешь, а вот подробности... Нам ведь нравится смотреть, как мучаются хорошие парни. Мы верим, что они потом, очухавшись, накостыляют парням плохим. Наши нервы испытывают приятную щекотку, пока мы наблюдаем за этим переходом от пассивного состояния к активному. Поэтому пусть сюжет остается в неприкосновенности со всеми его младенчески-наивными банальностями. Лично мне от исторической авантюры хотелось бы а) побольше новых прилагательных и желательно свежих наречий, то есть побольше новых "как"; б) поменьше пересказов учебника для средних классов гимназии.
В следующий раз попробуем поговорить о сексе.
 

Подписаться на автора
Комментарии

Вверх