СПб, ст. метро "Елизаровская", пр. Обуховской Обороны, д.105
(812) 412-34-78
Часы работы: ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 18:00

И сундук мертвеца

10:12 / 15.06.2016
Елена Хаецкая

Как-то раз мне задали очень любопытный вопрос: «А как вообще становятся романтиками?»

 

Сначала я просто смеялась и говорила, что стать можно сантехником, а романтиком надо родиться… Но потом смеяться перестала, потому что вопрос внезапно повернулся гранью, над которой я никогда не задумывалась. А что такое вообще «романтика»? И, в самом деле, можно ли стать романтиком?

 

В зарубежных  сериалах встречается американское слово «романтика», видимо, связанное с «романом» (понимаемым как сексуальные отношения между любовниками).

 

Словом «роман» изначально называли произведение, созданное на романском языке, а не на латыни. То есть произведение светское, а не церковное. В любом случае, роман - это литературное произведение, написанное на разговорном языке ради развлечения. С разветвленным сюжетом, немаленьким числом персонажей и т.д.

Вопрос - что в «романе» вычитывать: кто-то находит там в первую очередь любовную линию, кто-то – приключенческую, кто-то мистическую. И все это, наверное, по праву может считаться «романтикой». Поэтому, надо полагать, «романтикой» по праву называют даже нудные многосерийные выяснения отношений между Крузом и Иден в «Санта-Барбаре», изредка перемежаемые ужинами на двоих, при свечах, на крыше небоскреба. Так же понимает «романтику» и Волк из «Десятого королевства». Он вычитал это из книг по психологии человека, которые усердно штудировал, - во всяком случае, он организовал роскошный ужин на двоих и преподнес возлюбленной кольцо с говорящим (поющим) камушком.

 

А кто-то предпочитает вычитывать в романах приключения, экшен. Кстати, в испанском романсеро куда больше романсов, посвященных кровавой мести, сражениям христиан и сарацин, бегству из плена и т.п,, нежели любовным историям.

 

Как же выглядит романтический герой? Как правило, всегда присутствует внешний маркер: он необычно одет. Порой в живописные лохмотья. Иногда носит одежду своего врага (Питер Блад – испанца, Морис-мустангер – мексиканца). Изредка он одет подчеркнуто хорошо, что производит поистине пугающий эффект (граф Монте-Кристо).

 

У него загадочное прошлое. Но самое главное – такой герой изъят из привычного, обывательского быта и помещен в какие-то особенные, удивительные, непривычные условия.

 

Но – стоп, непривычные для кого?

 

Для читателя. Сам герой, как правило, об этом не задумывается. Если он начинает рефлексировать на тему: вот, мол, жил я себе поживал нормальной обывательской жизнью, как все люди, а теперь судьба и собственная глупость бросили меня умирать от голода в дебри Амазонки, - то получится Овод эпохи «Прерванной дружбы», то есть существо глубоко несчастное, ущербное, больное, которому вся эта романтика поперек горла и просто хочется домой.

 

Обычно же романтическому герою вполне комфортно там, где он находится. Ну, худо-бедно. Если, скажем, его внезапно продали в рабство, то он, конечно, начнет рефлексировать, но если ему из рабства удалось сбежать и стать пиратом, то рефлексия тут и заканчивается, и нашего героя опять все вполне устраивает.

 

Пираты, бродяги, мустангеры, контрабандисты, бутлегеры, гангстеры, яхтсмены, гладиаторы, ландскнехты, жокеи, боксеры, гонщики, цыгане, революционеры и прочие карбонарии – для всех них «романтика» - это образ жизни. Чтобы осознать, насколько же это, черт побери, «романтика», требуется пришелец из «цивилизованного» мира, который будет скрупулезно отмечать своем путевом дневнике всех съеденных червяков и пауков, живописные лохмотья, дикие обычаи и т.п. То есть на каждого Моргана должен найтись свой Эксквемелин. (Никто не сделал больше для развенчания пиратской романтики – и не дал больше материала для ее последующего возрождения в худлите!)

 

Я думаю, что обычно никто из вышеперечисленных и приравненных к ним категорий граждан добровольно не выбирает для себя «романтический путь». Жизненные обстоятельства сами стаскивают человека с дивана и швыряют в «романтические условия». В девяностые мы пережили это, и далеко не все - добровольно. А сейчас наличие у меня в сундуке мужнина малинового пиджака вызывает у нового поколения приступы неконтролируемого восторга.

 

Полагаю, что и люди, внезапно обнаружившие себя в Чикаго двадцатых, это вовсе не выбирали. У большинства просто так сложилось.

 

…Употребляя спирт из стакана, пахнущего одеколоном, где-то «посреди России», в вологодских лесах, в бывшем зековском поселке, в бараке, с лесорубами, каждый из которых имеет «загадочное» (неизвестное мне) прошлое, - я вовсе не думала о том, что это какая-то романтика. Сейчас, в моем изложении, оно звучит, конечно, весьма экзотически и круто, и я понимаю, что в мои двадцать с небольшим я была эдакая «девочка-всё». Но расскажу другое. Это переживание я считаю одним из самых сильных моментов моей жизни, и оно связано как раз с тем фактом, что «романтики на самом деле нет».

 

Многодневный маршрут в геологической экспедиции – это когда маршрутная пара отправляется на несколько дней в «свободное плавание». На карте указаны точки, где следует отобрать пробы, и отмечено место, куда приедет машина через три-четыре дня, чтобы забрать пару и перевезти в новый лагерь.

Я всегда боялась многодневных маршрутов. Каждый из них был вызовом и испытанием. Не знаешь, где будешь ночевать. Продуктов с собой на три дня. Веришь, что не заблудишься, не утонешь в трясине, не встретишь медведицу с медвежатами. Натыкаешься в лесной чаще на самые странные вещи, вроде старых шпал на том месте, где когда-то была железная дорога. Рельсы давно сняли, а сгнившие шпалы ушли в землю, но вот – ржавый костыль, вот остатки автомобильного колеса… Тут когда-то была дорога. А вокруг – ничего, глухой лес на много километров. Романтика, в общем.

 

И вот выходим мы после таких трех дней в лесу к железнодорожной станции. Прибыл поезд, выгрузились ребята лет восемнадцати-двадцати – туристы. С удочками, с хорошим новым снаряжением. Песни попеть у костра, рыбу половить, отдохнуть на выходные. И я с какой-то невероятной, болезненной завистью смотрела на чистые ровные руки девушек. Без царапин, шрамов, не испачканные в саже, смоле, с ухоженными ногтями. Никогда не забуду, с какой обостренной силой я ощущала в тот миг свою бродяжность, свою тертость, битость. При том, что мне нравилось в геологической экспедиции, при том, что к тому времени я уже закончила Ленинградский университет, начинала писать – некоторые переживания тех лет вошли в «Меч и Радугу»…

 

Это все я рассказываю к тому, что брошенный в свои личные обстоятельства «романтик» на самом деле воспринимает не только увлекательную сторону своей жизни, но и свою маргинальность, причем далеко не всегда в положительном ключе. Когда «романтик» своей маргинальностью наслаждается – это значит, что он выехал помаргинальничать на выходные и завтра в хорошем костюме опять отправится в офис.

 

А вот когда ты на самом деле живешь тем, что впоследствии – подчеркну, впоследствии, - можно будет охарактеризовать как «романтический образ жизни», - ты совсем не чувствуешь «романтичности». Как уже говорилось, тебя без спросу поместили в некие обстоятельства. Судьба, случайность – чаще всего.

 

Одной из характерных особенностей романтиков является крайняя прагматичность. Человек объездил весь свет – и что же он познал? Например, цены на помидоры в Гонолулу. Виктор Конецкий отмечал это удивительное обстоятельство, когда рассуждал о своеобразии мышления моряков: «В Антарктиде был?» - «Был». – «Ну, и как?» - «Пингвина в тельняшку одели»… - и всё.

 

Что может быть «романтичнее» пиратства? А к чему все сводится? Да к сундуку мертвеца. Сокровища, моя прелесть, сокровища капитана Флинта. На все нужны деньги. Ковбой Мальборо на вопрос, почему он так метко стреляет, дает очень простой ответ: «Потому что я всегда помню: каждый выстрел – два бакса».

 

Когда благополучный человек хочет вырваться из рамок своего благополучного и слегка поднадоевшего быта, он устраивает себе, по совету глянцевого журнала, «романтическое путешествие». Какое? А вот по сходной цене можно взять тур – например, поплавать с аквалангом в Красном море. Или пройтись под парусом по Эгейскому морю. Романтические встречи на Акрополе. Романтические закаты на Тайване. Я не говорю, что это не красиво, не романтично или недостойно «белого человека»; не утверждаю также, что это какие-то супердорогие туры, недоступные обычным гражданам, - нет, вполне достойные и вполне доступные, если иметь хорошую работу. Смысл моего высказывания в другом: романтика стоит денег.

 

Вот, к примеру, самый романтический из романтических литературных героев, который мог позволить себе отказываться от скучных грузов и перевозить только  интересные, вроде благовоний или шелков, - Артур Грэй. Не будь у него денег, разве смог бы он купить «Секрет»? И не будь у него денег, как бы он оснастил «Секрет» алыми парусами? Организовать чудо довольно трудно, как сам капитан Грэй и говорит, это совсем не то, что дать кому-то «дражайший пятак». Но заметим! Он и начинает свое рассуждение с «дражайшего пятака», то есть признает – большинство людей можно удовлетворить небольшой суммой денег. Но если тебе требуется полнометражное чудо – тут одним пятаком не отделаешься. И сумма большая, и оргработа немаленькая. Другое дело, что пойти на такие расходы может действительно… гхм… скажем так, романтик.

 

Итак, делаю выводы. Под романтикой можно понимать разные вещи. По крайней мере, я могу сейчас выделить несколько типов романтиков.

 

1. Для романтики, создаваемой искусственно, от ужина в духе Круза и Иден до Алых Парусов (сюда же входит плавание с аквалангом в Красном море), требуются денежные средства, обычно немалые.

2. Большинство тех, кого мы воспринимаем как «романтиков», себя таковыми не считают – они таковыми воспринимаются людьми со стороны, и «романтический» образ жизни они тоже для себя не выбирали – скорее, это образ жизни их выбрал.

 

Абсолютно все романтики - люди приземленные и прагматичные. Как первый тип, так и второй.

 

3. Существуют еще сознательные романтики – они отращивают бороду, натягивают на себя старый свитер и на выходные уезжают с гитарой за город – попеть самодеятельные песни. Это безопасно, бюджетно и позволяет фантазировать без границ. Думаю, именно они и являются самыми настоящими романтиками. Но такими действительно стать нельзя – ими можно только родиться.

 

Ну и последнее. Конечно, лестно, что меня сочли романтиком и задали подобный вопрос. Наверное, это потому, что я не реалист. Однако в моих романах вы всегда найдете серьезную обеспокоенность – чем кормить рыцарей и их лошадей, потому что, как известно, овес нынче дорог.

Подписаться на автора
Комментарии

Вверх