СПб, ст. метро "Елизаровская", пр. Обуховской Обороны, д.105
(812) 412-34-78
Часы работы: ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 18:00
Главная » Журнал «ПИТЕРBOOK» » Рецензии » Все оттенки прекрасного

Все оттенки прекрасного

00:48 / 01.04.2016

Умберто Эко. Сказать почти то же самое
М.: АСТ, 2016

Около месяца назад Умберто Эко не стало. Он умер, так и не дождавшись Нобелевской премии, которой заслужил, как никто другой. Ведь среди современных писателей вряд ли можно найти кого-то, равного ему по значению: именно Эко подарил нам волшебную лупу, благодаря которой Средневековье стало если не совсем понятным, зато куда более близким. А уже оттуда, из щедро распахнутой горловины семиотики посыпались церковные знаки и рыцарские символы, королевские гербы и шифры забытых тайных обществ. А какую мощную волну вызвали его научные работы, алхимическое соединение академического знания и будоражащего ум вымысла! И нет прощения господам из Стокгольма, которые проигнорировали этот громокипящий кубок подлинного искусства, предпочтя ему цинковую кружку сиюминутной политики, от которой давно тошнит, а завтра останется одно название…

Впрочем, писатель с олимпийским спокойствием взирал на окружающую его суету, и продолжал работать, зная о близкой смерти, уже занесшей над ним свою косу. Так что новая книга, получившая пророческое название «Сказать почти то же самое», уже отчасти овеяна дыханием близкого ухода и от того во многих ее строках угадываются контуры эстетического завещания, в котором парадоксальным образом нет ни грана печали.

Это книга переводчика, знающего своей профессии многое, если не все; это книга для переводчиков, во всяком случае, автор позиционирует ее именно так. Но, как всегда у Эко, в какой-то момент разговор о переводе, словно река, выходит из берегов и течет в обратную сторону, разрастаясь до глобальной метафоры о человеческом взаимопонимании.

На первый взгляд задача переводчика довольно проста: сам Эко определяет ее как «сказать почти то же самое». Казалось бы, все уже есть — слова, ритмика, структура. Нужно только найти то же самое, но на другом языке. И это так же «просто», как найти в себе другого, а в смеси ртути, меди и олова чистое золото. Да и сам Эко на протяжении 700 страниц убеждает читателя, что сделать это принципиально невозможно: «…две системы содержания взаимно непроницаемы друг для друга или несоизмеримы друг с другом, и потому различия в организации содержании делают перевод теоретически невозможным» — говорит он в одном месте. «Перевод представляет собою переход не только из одного языка в другой, но из одной культуры в другую, из одной «энциклопедии» в другую. Переводчик должен осознавать не только лингвистические правила, но и элементы культуры — в самом широком смысле этого слова». То есть, чтобы перевести книгу, нужно не только прочесть, но и усвоить сотни, тысячи книг! Стоит ли овчинка выделки?

Разумеется, эти высказывания можно отнести к разряду высокоинтеллектуальных парадоксов, в чем нередко обвиняли Эко. Ведь без переводов нашу жизнь трудно представить (особенно это актуально для России, где процент владеющих иностранными языками пока совсем невелик). Да и перевести можно по разному, не «заморачиваясь» на все те сложности, о которых предупреждает Эко. Хотя и здесь автор весьма остроумно предупреждает о возможных трагических последствиях, призвав в качестве наглядного примера известный исторический эпизод. Ведь все помнят, с чего началась Реформация? Да-да, с ошибок в переводе, в которых отцов церкви уличил некий монах по имени Мартин Лютер. Дотошный читатель, Лютер усомнился в правильности перевода Священного Писания, и сделал свой собственный — он счел, что такую великую книгу, как Библия, надо переводить не дословно, а согласно заключенному в нем духу и при этом делать максимально понятной простому народу. Казалось бы: ну и что здесь такого? Но именно с этого — в обвинении в неправильном переводе — начался слом времен, разгорелся костер революций, наступила эра географических открытий и мир стал совершенно другим, во многом неузнаваемым.

Но вряд ли Умберто Эко, да еще в преддверии близкой смерти, стал бы писать книгу, в которой еще раз хотел напомнить о непреодолимых трудностях в ремесле переводчика. Нет, не стал бы. В своей последней книге знаменитый писатель объясняет нам, смертным, что в мире «существует некий Совершенный Язык, служащий параметром для всех языков… В течение веков люди надеялись восстановить некий изначальный язык Адама, предшествовавший смешению языков».

Можно не сомневаться, что этот язык Умберто Эко знал, и ключ к его пониманию спрятан в его книгах. Недаром им написаны семь художественных книг. А семерка в прошлом имела сакральное значение, и даже христианское средневековье знало семь свободных искусств — грамматику, риторику, диалектику, арифметику, геометрию, музыку, астрономию.

Умберто Эко начал с грамматики, то есть со Слова, чтобы закрыть последнюю страницу своей жизни бархатом звездного неба — бездонного свода тайн…

Комментарии

Вверх