СПб, ст. метро "Елизаровская", пр. Обуховской Обороны, д.105
(812) 412-34-78
Часы работы: ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 18:00
Главная » Журнал «ПИТЕРBOOK» » Рецензии » Всё несколько не так…

Всё несколько не так…

15:19 / 10.11.2016
Павел Матвеев

Ольга Гренец. Хлоп-страна
М.: Время, 2016.

Хлоп-страна — это не та, о которой вы подумали. Это — Дания. Так её называет американка Вера, довольно слабо представляющая, как устроен мир за пределами привычной ей Калифорнии, не говоря уже о таком страшно далёком месте, как Европа. Называет же она так Данию потому, что её подруга Травка, которую угораздило выйти замуж за датчанина Кристиана, как-то напела Вере по телефону датскую песенку про страну, где все хлопают в ладоши от счастья, и перевела слова. В песенке говорилось о некой абстрактной стране, где жители счастливы, а не конкретно о Дании, но к чему усложнять, если можно кодифицировать всё странное и непонятное — для удобства и краткости. Так Дания и стала для Веры — Хлоп-страной.

Вера и её муж Илай — американские евреи, Травка и Кристиан — христиане. Это не мешает им дружить семьями. Они намерены устроить совместную вечеринку по случаю предстоящего Нового года — без рождественской ёлки, но с некошерной ветчиной и вполне кошерными латке (хрустящими картофельными оладьями). Но планируемая в ноябре вечеринка может и не состояться, поскольку Травка, не в пример своей подруге, терпеть не может Калифорнию и стремится как можно быстрее из неё сбежать — всё равно куда, лишь бы в цивилизованную Европу. Например, получив работу в Париже, для чего ей нужно слегка приукрасить резюме, в чём ей должна помочь Вера. Ну и ещё Травке нужно развестись с Кристианом, который ей просто надоел.

Таков сюжет этого рассказа, по названию которого получил название и весь только что появившийся сборник короткой прозы американской писательницы Ольги Гренец.

Ольга Гренец — именно американская писательница, и не только потому, что, родившись в 1979 году в Ленинграде, уже много лет живёт в Сан-Франциско, но и потому, что пишет на английском. Соответственно, на исторической родине произведения её публикуются в переводах, судя по всему, авторизованных.

«Хлоп-страна» — третья ее книга. Два предыдущие — «КофеInn» (2006) и «Ключи от потерянного дома» (2010) вышли в Санкт-Петербурге; эта выпущена московским издательством «Время». В неё включены два цикла рассказов, озаглавленных «Куда течёт море» и «Счастьеведение». В каждом по 19 новелл различного объёма и содержания, населённых огромным числом самых разных персонажей — как россиян и обитателей постсоветской России иных национальностей, так и американцев русского происхождения, живущих в Новом свете; больше же всего, что естественно, американцев коренных. Это люди самых разных профессий и самого разного достатка, представляющие различные соцслои и взаимодействующие между собой так, как и должны взаимодействовать литературные персонажи, подчиняясь воле придумавшего их автора, вне зависимости от того, на каком континенте они живут и на каких языках разговаривают. Языков здесь не особо много — русский и английский, а вот география — место действия рассказов — довольно обширная. В основном это, разумеется, Штаты — от Западного побережья до Восточного, но также и Советский Союз, и постсоветская Россия, а также Ирландия, Израиль, Крым, в котором происходит действие одного из наиболее удачных рассказов («Прощай, Крым»).

Тексты Гренец по большей части типичные бытовые зарисовки: люди встречаются, куда-то едут или идут, где-то сидят, что-то едят и пьют. И разговаривают. Обо всём — о том, что представляется им важным, о том, что их волнует и привлекает их внимание. Словом, живут обычной и естественной для них жизнью. Которую время от времени осложняют непредвиденные обстоятельства — как, например, в рассказе «Самоубийство Хелен Мор». Иногда, впрочем, эти обстоятельства бывают и вполне предвиденными — об этом в рассказах «Как опознать русского шпиона» и «Дыра», — однако в этих случаях разгадка наступает, как это и положено по канону жанра, в самой последней фразе. Ради которой, собственно говоря, рассказы обычно и сочиняются. В том же ряду текстов, написанных явно для неожиданного и запоминающегося финала, рассказы «Любовь и волосы», «Чужие лица» и особенно «Погода в Дублине» — маленький шедевр из той категории, какую в Америке называют short-short story, а в России — сверхкраткой прозой (то есть когда объём рассказа не превышает четверти авторского листа).

Наиболее интересны рассказы, в которых действуют так называемые «русские американцы» — то есть или эмигранты из предраспадного СССР конца 1980-х, или те, что покинули уже постсоветскую Россию и перебрались на жительство за Атлантический океан в конце прошлого века и в начале века нынешнего. Эти истории любопытны прежде всего тем, что в них ярко проявляются различия в менталитетах двух народов, часто приводящие к возникновению непреодолимых противоречий между ними на самом тесном, бытовом уроне общения — как общаются русские мужчины со своими американскими жёнами иди американские женщины со своими русскими мужьями. Как правило, ничем хорошим такое общение не грозит, о чём довольно убедительно повествуется в таких рассказах, как «Стратегия выхода» и «Канареечный цвет».

Особо следует отметить уже упомянутый рассказ Ольги Гренец, действие в котором происходит в начале 2000-х годов в Крыму. Юная американка российского происхождения Марина, движимая присущим ей авантюризмом, в одиночестве отправляется в Крым — чтобы, добравшись до Ялты, подняться на вершину Ай-Петри и встретить там рассвет. Она знает поверье, что при восходе солнца над этой горой первый его луч бывает не золотого, а ярко-зелёного цвета, и тот, кому повезёт увидеть его в момент восхода, станет счастлив на всю оставшуюся жизнь. История стремящейся обрести пожизненное счастье Марины завершается, однако же, не бьющим ей в глаза магическим зелёным лучом рассвета, а банальным изнасилованием вследствие её же безответственного поведения — распития, как пишут в милицейских протоколах, «алкогольных напитков со случайными знакомыми противоположного пола», приехавшими в Крым уж точно не из солнечной Калифорнии. Тем не менее Марина решает дождаться волшебного рассвета, поскольку твёрдо уверена в том, что счастье — есть.

Читателям, которым имя автора книги «Хлоп-страна» до того, как она попала к ним в руки, было совершенно неведомо, может показаться, что в большинстве из рассказов Ольги Гренец ничего особенного не происходит. Что посредством персонажей писательница не сообщает городу и миру — и, как следствие, персонально ему, Василию Ивановичу, только что потратившему на приобретение её книги некоторое количество трудовых рублей, — ничего такого, что немедленно вызвало бы в его душе волну эмоциональной реакции, заставило бы задуматься о смысле собственной никчёмной жизни и распахнуло бы перед ним манящие и сияющие лучезарным светом истины. И что он и сам при желании мог бы написать десятка полтора таких немудрёных рассказиков, если бы только у него было на это время и он умел выбирать нужные слова и располагать их в правильном порядке. Однако прочитав книгу Ольги Гренец внимательно, такой критически настроенный читатель наверняка бы обнаружил позже, что многое из прочитанного вдруг начнёт всплывать из глубин памяти. Это «что-то — отдельные фразы, реплики, произнесённые тем или иным персонажем того или другого рассказа, их имена, названия городов, в которых они живут, ресторанов, в которых обедают, спектаклей, на которых бывают, — и есть то самое, ради чего, собственно, и стоит читать такие книги, как «Хлоп-страна». Поскольку, как говорил один очень хороший писатель: «Многое из того, что бывает нами прочитано и пропущено через своё сознание на внешнем уровне, оказывает на нас влияние гораздо глубже и существеннее, чем мы можем себе представить. Поскольку всё, что мы видим, слышим и особенно читаем, выглядит несколько не так, как есть на самом деле...»

Попробуйте проверить эту мысль на себе. Книга Ольги Гренец подходит для этого как нельзя лучше.             

Подписаться на автора
Комментарии

Вверх