СПб, ст. метро "Елизаровская", пр. Обуховской Обороны, д.105
8(812) 412-34-78
Часы работы: ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 18:00

Dark fantasy

11:54 / 10.01.2017
Василий Владимирский

Робет Вегнер. Сказания Меекханского пограничья. Север-Юг. РецензияРоберт М. Вегнер. Сказания Меекханского пограничья. Север — Юг
М.: АСТ, 2016

Историческая справка: Меекхан — молодая, динамично развивающаяся империя, которая за несколько столетий успешно объединила полконтинента, положив конец кровопролитным религиозным войнам. Население смешанное: коренные меекханцы составляют большинство, но уступают по численности жителям завоеванных территорий. Официально в стране исповедуется политеистическая религия с Великой Матерью во главе пантеона, действуют десятки независимых магических школ и гильдий, а на окраинах негласно практикуется шаманизм. Около тридцати лет назад империя пережила вторжение кочевников и с тех пор замедлила темпы военной экспансии, сделав ставку прежде всего на экономические методы влияния. Тем не менее меекханская армия, укрепленная боевыми магами, остается мощнейшей силой на материке, а военная Академия — одним из самых престижных учебных заведений. В данный момент империя застыла в неустойчивом равновесии: многочисленные слабо тлеющие конфликты — этнические, социальные, религиозные, — в любой момент грозят разгореться с новой силой, и тогда пламя охватит страну от моря до моря...

Ну а теперь о сборнике «Сказания Меекханского пограничья» — и о его авторе. До недавнего времени отечественные читатели знали по большому счету только двух польских фантастов: великого Станислава Лема и — с середины 1990-х — Анджея Сапковского, создателя небезызвестного «Ведьмака». В последние годы к списку добавилось еще несколько имен, самое заметное из которых — Яцек Дукай (см. роман «Иные песни»). Но замысловатая философская проза Дукая — чтение не для всех: слишком сложно, слишком запутанно, слишком непривычно, с наскоку не одолеешь, с головой не погрузишься. В этом смысле произведения польского фантаста, выступающего под псевдонимом Роберт М.Вегнер, гораздо демократичнее: чтобы понять, что происходит на страницах его книг, не обязательно поминутно заглядывать в философский словарь и выписывать в столбик авторские неологизмы. Все, что нужно, Вегнер изложит сам, открытым текстом, — а главное повторит три-четыре раза, чтоб дошло даже до «альтернативно одаренного» читателя.

Разумеется, «демократично» еще не значит «для всех». «Меекханский цикл» относят к поджанру «темной фэнтези» — ну знаете, «Черный отряд» Глена Кука, «Земной Круг» Джо Аберкромби, «Аспект-Император» Скотта Бэккера и все такое прочее. Оставим за скобками вопрос, можно ли назвать «dark fantasy» полноценным жанром или это чисто рыночный маркер, введенный издателями, чтобы облегчить позиционирование продукта. Интуитивно понятно, о чем тут идет речь: обаятельные брутальные герои, натуралистичное изображение «мрачного средневековья», черный юмор, кровища то и дело брызжет в объектив... Надо признать, сочинения Роберта Вегнера вполне уместно смотрятся в одном ряду с произведениями его англо-американских коллег. Помимо прочего автор безжалостно искореняет все полонизмы, все отсылки к славянской культуре: не зная заранее, поляка в нем не опознаешь столкнувшись нос к носу. Несмотря на специфику жанра и отсутствие массированной рекламы, отечественные читатели сразу оценили усилия писателя (и переводчика Сергея Легезы) и за пару месяцев смели с полок двухтысячный тираж первого тома меекханского цикла подчистую.

«Сказания...» написаны очень технично: здесь есть все, что нужно для успеха книги у ценителей жанра. Пафос? Хоть ложкой ешь. Мелодрама? Обязательный душещипательный эпизод в каждой повести, — а вторая часть книги, «Юг. Меч и жара», построена на «преувеличенной эмоциональности» чуть более, чем полностью. Боёвка? Нате вам: без малого сотня страниц посвящена детальному разбору битвы между тридцатитысячным войском кочевников и восьмью сотнями тяжелых имперских пехотинцев — кто как сманеврировал, в каком порядке атаковал, какую стратегию применил, сколько человек потерял, и т.д., и т.п. (повесть «Все мы меекханцы»). Политические интриги? Пожалуйста: имперский дипломат виртуозно обольщает полудикую племенную знать и делает союзниками тех, кто только что готов был сожрать его живьем («Багрянец на плаще»). Эпическое противостояние богов и демонов, темных и светлых сил? И это есть: в повестях «Кровь наших отцов» и «Будь у меня брат...» упакован целый «Сильмариллион». И все это Роберт Вегнер подает компактно, сжато, не растягивая на тысячи страниц. Только с чувством юмора у него не очень, слишком уж серьезное лицо делает автор — здесь малая проза Анджея Сапковского по-прежнему остается недостижимым идеалом.

Но ключевое слово для описания этой книги безусловно «жестокость». Жестокость кочевников, жестокость сектантов, жестокость богов и демонов, изуверская жестокость безумных каннибалов, расчетливая жестокость империи, продиктованная соображениями политической целесообразности... Врагов убивают, преступников подвергают мучительным пыткам, шпионов казнят, выколов глаза и отрубив руки, чужаков изгоняют, обрекая на смерть от холода, голода и жажды — не во гневе и ярости, а просто потому, что иначе не выжить. Неплохие в общем-то люди рвут друг другу глотки, разбивают головы, развязывают войны, вырезают целые племена до последнего человека: понятие гуманизма в меекханскую картину мира никак не вписывается. Или ты его — или он тебя, третьего не дано. Но это ни в коем случае не «чернуха» — напротив, крайне выигрышный фон, на котором любое проявление милосердия, сочувствия, любви выделяется особенно рельефно и контрастно. Автор четко расставляет акценты, задает эмоциональный вектор, со знанием дела играет на эмоциональных струнках. Может быть, без особой тонкости и изящества, но вполне эффективно, этого не отнимешь. Впрочем, на страницах первой книги цикла он обнажает только некоторые тактические приемы — тому, кто захочет постичь стратегический замысел писателя во всей полноте, придется дочитать «Меекханский цикл» Роберта Вегнера до конца.

Подписаться на автора
Комментарии

Вверх