СПб, ст. метро "Елизаровская", пр. Обуховской Обороны, д.105
8(812) 412-34-78
Часы работы: ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 18:00

А вы, Миллер, останьтесь!

19:00 / 15.04.2017
Генрих Кранц

Андрей Остальский. Очарованный джазмен. РецензияАндрей Остальский. Очарованный джазмен
СПб.: Пальмира, 2016

Сюжет «Очарованного джазмена», нового романа писателя и главного редактора русской службы Би-Би-Си Андрея Остальского строится на обыгрывании известного политического мифа. Касается он жизни Юрия Андропова, всесильного руководителя советских чекистов, взошедшего на политический Олимп и ставшего главой государства. Неизвестно, когда именно появился сей миф, но вкратце его содержание таково: Юрий Андропов и знаменитый джазмен Глэнн Миллер — одно и то же лицо. В свое время молодой чекист Юрий Андропов был заброшен в США, где по легенде изображал из себя музыканта, подающего надежды. И Юра (он же Олдон Глэнн Миллер) настолько вжился в предложенный образ, что со временем стал классным музыкантом и организовал великолепный оркестр, получивший известность как в музыкальной сфере, так и в кино (вместе со своим оркестром маэстро снялся в «Серенадах Солнечной долины», между прочим, любимым фильме фюрера). Попутно Глэнн встречался с разными людьми, выуживал из них информацию и передавал в Москву. В конечном итоге, разведка вывела его из дела в 1944 году: при перелете через Ла-Манш самолет, в котором летел Миллер, бесследно исчез. Одновременно с этим в Карелии появился Юрий Андропов — молодой партийный работник без связей и нужных знакомств, но очень деловой и, кстати, большой поклонник джаза, владеющий несколькими инструментами. Спустя несколько десятилетий этот карельский партиец, к удивлению многих, возглавит КГБ СССР, а потом и всю страну.

Согласитесь, выглядит все это как шизофренический бред. Но как литературная основа для политического детектива — весьма перспективный бред.

К чести Остальского, писателя опытного и мастеровитого (несколько лет назад автор получил престижную премию за книгу в жанре нон-фикшн «Краткая история денег»), имеющего в своем послужном списке несколько хороших романов, он сумел придать этой выдумке, если не достоверность, то максимальную приемлемость.

Что-что, а материал романа Остальский знает, как опытный тромбонист собственный фокус амбушюра. Прежде всего, это касается музыки. Чувствуется, что автор по-настоящему любит добрый старый джаз и пишет о нем с наслаждением: «Питер пытался не только вести партию кларнета, но и, странным образом, петь за Кетти Лейн (саксофона он побаивался и связываться с ним не решился) потом перешел к “Introduction to a WaItz” — сто восемьдесят семь тактов, между прочим! И там была потрясающая партия любимого тромбона… И наконец, — о, какое счастье! — “Мооnlight Serenadе”. Он просто физически видел, как с наслаждением выводит партию “Туу-тутутуу-тутутуту”».

Так писать о музыке может только тот, кто прощупал ее своими руками. Точнее, пальцами. Точно также — можно сказать, виртуозно — автор нажимает на кнопки, отвечающие за сюжет по части шпионских дел. Здесь уместно вспомнить, что автор закончил МГИМО, работал в арабских странах и вероятно, знаем, о чем говорит.

Особенно удачным получился образ Виктора Воронкова, сотрудника ООН, ставшего перебежчиком. Надо полагать, прототипом этого малосимпатичного героя стал перебежчик Аркадий Шевченко, протеже Громыко, чей побег в США сильно осложнил отношения двух ядерных держав. К сожалению, на мой взгляд, описывая историю этого персонажа, автор переборщил с психологией. Переживания и размышления Воронкова, занимающие несколько глав, затрудняют повествование, уводя его куда—то в сторону.

Но это так, детали. В целом же «Очарованный джазмен» — легкое, но добротное произведение, и если бы не Тополь с Незнанским, которые в начале 90-х годов выбрали квоту на славу в части политического детектива, роман вполне заслуженно мог бы собрать приличную читательскую аудиторию. И даже стать бестселлером.

Но сегодня, увы, ничего из этого не наблюдается. Политика все больше напоминает классические уголовные разборки и, можете не сомневаться, скоро мы будем свидетелями того, как очередная сессия ООН закончится поножовщиной. А то и чем похуже.

Правда, остается музыка. Но и она звучала бы лучше, если бы не вездесущие «жучки» и прослушки, ухудшающие звук. Наступили времена сноуденов. А они, как мы знаем, подвизаются в другом жанре.

 

Фрагмент из романа А.Остальского на сайте Петербургской книжной ярмарки

Подписаться на автора
Комментарии

Вверх