СПб, ст. метро "Елизаровская", пр. Обуховской Обороны, д.105
(812) 412-34-78
Часы работы: ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 18:00

Рецензии

Рецензии на новые книги российских и зарубежных авторов

00:42 / 07.12.2016
Василий Владимирский
Перемен требуют наши сердца!..


930

Фрэнк Миллер. Бэтмен: Возвращение Темного Рыцаря
СПб: Азбука-Аттикус. СПб.: Азбука, 2016

Ошибкой было бы думать, что супергерои из комиксов не умирают. Напротив, смерть и (как правило) последующее возрождение — почти обязательная часть круговорота обыденной супергеройской жизни. Зато неустрашимым борцам с преступностью недоступна иная человеческая роскошь: у них нет права стареть, дряхлеть, понемногу впадать в уютную деменцию... Вернее, была недоступна — до тех пор, пока канон супергеройского комикса не взорвал Фрэнк Миллер, автор графического романа «Возвращение Темного Рыцаря», революционного во многих смыслах.

10:15 / 02.12.2016
Олег Викторов
Ниоткуда в никуда


620

А.В.Тор. Оттуда туда: Роман в картинках
М.: Издательство ИТРК, 2016

В эпоху глобальных сетей писателю, выступающему под псевдонимом, непросто сохранить инкогнито: рано или поздно информация неизбежно просочится в прессу, особенно если книга действительно привлекла внимание читателей. Как правило, прозаики не слишком переживают по этому поводу. Загадочный аноним, скрывшийся под псевдонимом А.В.Тор, в этом смысле исключение: тайну своей личности он блюдет строго. Собственно, Тор, напоминает энциклопедия, бог-громовержец из скандинавского пантеона, чаще всего выступающий в роли защитника людей и богов от чудовищ и великанов — вот только поэтика скандинавских мифов не имеет никакого отношения к сатирическому роману «Оттуда туда»: у этой книги совсем другие корни и иное происхождение.

12:04 / 22.11.2016
Василий Владимирский
Всего лишь кино


2300

Мариша Пессл. Ночное кино
М.: Иностранка. Азбука-Аттикус, 2016

В 2000 году американский писатель Марк Данилевский выпустил в свет сложный и странный роман «Дом листьев», психологический хоррор, отчасти стилизованный под научную монографию о несуществующем фильме. Четырнадцать лет спустя Мариша Пессел повторила этот фокус в книге «Ночное кино»: ее триллер написан в форме журналистского расследования и снабжен обильными псевдодокументальными врезками, а сюжет строится вокруг фигуры вымышленного культового кинорежиссера. Благодаря причудам российского книгоиздания оба романа появились у нас в 2016 году, вот только «Дом листьев» издан тиражом полторы, а «Ночное кино» — десять тысяч экземпляров...

18:29 / 16.11.2016
Софья Вечтомова
Не только ценный мех


1510

Ричард Адамс. Обитатели холмов
СПб.: Азбука, 2015

Удивительная история: под блеклым, совершенно невнятным и нисколько не заманчивым названием скрывается впечатляющий сюжет в очень достойном писательском исполнении. Согласитесь, сегодня чаще бывает наоборот: «обжигающий» заголовок и жидкий текст. А тут… Сама не знаю, что заставило меня взять с полки книгу с ушастым зверьком на обложке — читательская интуиция, наверное

12:59 / 15.11.2016
Василий Владимирский
Звезда по имени Альфред


1420

Питер Акройд. Альфред Хичкок: Биография
М.: Азбука-Аттикус. Колибри, 2016

Для классической европейской киношколы режиссер — главная фигура на съемочной площадке. Американская индустрия, напротив, традиционно держится на двух столпах: продюсер определяет бюджет фильма и контролирует все стадии производства, от сценарной заявки до рекламной кампании, а звезды с миллионными гонорарами приводят кинозрителей в залы. Герой этой книги работал со многими великими актерами своего времени, от Лоуренса Оливье до Шона Коннери. Но на вопрос журналистов: «Кто будет главной звездой в вашей новой картине?» неизменно отвечал: «Моя главная звезда — Альфред Хичкок».

18:11 / 06.11.2016
Ирина Нечаева
Красный Ленин


4690

Александр Пелевин.  Здесь живу только я
М.: Пятый Рим, 2016

Роман «Здесь живу только я» — это роман о Петербурге, а точнее — о Ленинграде. Изрядную его часть составляют «ленинградские сказки», забавные истории о волшебном, мифическом, так никогда и не возникшем Ленинграде, о Ленине, котиках и ильич-траве. Это — мечты советских людей двадцатых и тридцатых годов, мечты гротескные и фантасмагорические, но, однако же, совершенно серьезные...

18:25 / 04.11.2016
Валерий Шлыков
По заветам Кювье и Гераклита


970

Питер Уорд и Джозеф Киршвинк. Новая история происхождения жизни на Земле
СПб.: Питер, 2016

Двести лет назад великий французский натуралист Жорж Кювье — под влиянием, с одной стороны, библейского «Апокалипсиса», с другой, масштабных кладбищ ископаемых останков — учил, что все живое в мире неоднократно гибнет и возрождается. Затем катастрофизм надолго высмеяли — не последнюю роль в этом сыграл еще более великий Дарвин. И вот сегодня «империя наносит ответный удар»: палеонтологи получают все больше и больше свидетельств в пользу того, что массовые вымирания в истории Земли не только случались неоднократно, но и оказывались тем главным фактором, что двигал эволюцию дальше

21:07 / 23.10.2016
Ирина Нечаева
Новая классика хоррора


1250

Владислав Женевский. Запах
М.: АСТ , 2016

...Рассказы и страшны, и тревожны, и жутки, и интересны, и многое проясняют в вопросе отношений автора со смертью.(...) Все они безукоризненно написаны. Ни единой неровности, шероховатости стиля, ни единой ошибки, ни единой неуклюжей фразы. Очень богатый язык, меткие эпитеты и неожиданные метафоры...

13:06 / 20.10.2016
Сергей Князев
Не хуже пармезана


1720

Кристина Ятковская. Сыр
М.: Интеллектуальная литература, 2016

В аннотации сказано, что «проза Кристины Ятковской близка по духу Брэдбери, Сэлинджеру и Хармсу». Это, конечно, полная ерунда, доложу я вам. Близка-то она близка — но только в том смысле, что тексты, вошедшие в этот небольшой ладный сборничек, рождают при знакомстве с ними ощущение неизменной свежести, легкого эстетического шока и приятной травмы...

19:25 / 16.10.2016
Валерий Шлыков
Однорукий философ в поисках небытия


1720

Джим Холт. Почему существует наш мир?
М.: АСТ, 2016

Это не строгий академический трактат, а настоящее расследование: со сбором улик, опросом свидетелей, выдвижением и проверкой гипотез. И даже с несколькими смертями. Все, как в настоящем детективе. Вот только «убийца» запределен нашему пониманию, особенно если оно рациональное...

Вверх