KRUPA: Книжная ярмарка в ДК им Крупской. Бесконечное множество книгБесконечное множество книг
Книжная ярмарка в ДК Крупской
 
> О НАС

Единственная в Санкт-Петербурге постоянно действующая книжная ярмарка предлагает самый широкий выбор художественной и специальной литературы, учебников, словарей, канцтоваров, альбомов, открыток, игрушек и CD. Вход бесплатный! Узнать больше >>

Книжная ярмарка в ваших мобильных!
RSS
> НАШИ ПАРТНЕРЫ
 
> ХИТЫ ПРОДАЖ

Художественная литература:

1.Шмитт, Э.-Э.
Попугаи с площади Ареццо
2.Дэшнер, Д.
Бегущий в Лабиринте. Испытание огнем. Лекарство от смерти. 3 книги в 1
3.Грин, Д.
Виноваты звезды
Посмотреть комментарии

Детская литература:

1.Свааб, Д., Схюттен, Я.П.
Ты это твой мозг. Все, что ты захочешь узнать о своем мозге
2.Нурдквист, С.
Механический Дед Мороз
3.Хейген, В.
Энциклопедия гномов
Посмотреть комментарии

Non-fiction:

1.Скулачев, М., Скулачев, В., Фенюк, Б.
Жизнь без старости
2.Москвина, Т.
Жизнь советской девушки
3.Мясников, А.
Русская рулетка
Посмотреть комментарии
У нас недорого плитка для ванны по смешным ценам.
 

Журнал «Питерbook»

:

От автора: архив

:

Андрей Кивинов

KRUPA - Питерbook

От автора

Рубрику ведет Ольга Логош
 
 
Ольга Логош

Андрей Кивинов: «Милицейский производственный роман мне уже поднадоел»

Андрей Кивинов

Петербургский автор Андрей Кивинов принадлежит к числу из самых читаемых писателей России. Многие его сочинения по выходе сразу становились бестселлерами, а совокупный тираж книг достиг двух миллионов экземпляров. По сценариям писателя снимались популярные сериалы «Менты», «Убойная сила», «Улицы разбитых фонарей». Кстати, как создатель литературной основы последнего сериала Андрей Кивинов вошел в «Книгу рекордов Петербурга».

Скорее всего, такой успех объясняется сочетанием яркого литературного дарования с богатым жизненным опытом. Окончив Кораблестроительный институт, Кивинов отправился служить в милицию, где и проработал больше десяти лет. В 1998 году в звании майора он оставил службу. Неудивительно, что книги автора получили признание профессиональных читателей: в 1999 году он был награжден премией МВД за лучшее произведение о деятельности органов внутренних дел. Теперь Андрей Кивинов пробует себя в новых жанрах — от криминальной комедии до иронической любовной мелодрамы. К тому же недавно он вернулся работать в милицию. Наш корреспондент Ольга Логош встретилась с писателем, чтобы поговорить о его новых книгах.

 

Ольга Логош: Как случилось, что Вы начали писать? Где Вы этому учились?

Андрей Кивинов: Специально меня никто никогда не учил. Нигде не учился, все по наитию. Другое дело, если бы я свои ранние вещи сейчас писал, я бы по-другому написал, более профессионально, но тогда зато было много фактуры, эмоций. И потом эту повесть первую, «Кошмар на улице Стачек», я не собирался нигде публиковать, меня могли уволить за нее. Написана она где-то в 92-м году была. Я ее напечатал на машинке, пять копий, сброшюровал, подарил каждому герою по экземпляру.

А потом рукопись попала к издателю случайно, один мой родственник сказал: «Давай мы ее опубликуем, только допиши еще объемы!» Материала было много, еще четыре повести набросал достаточно быстро, за одно лето.

 

О.Л.: Как Вы выбирали себе псевдоним? Первое, что приходит в голову, это КВН-овская птица Кивин…

А. К.: Что касается псевдонима, это от фрукта киви. Моего коллегу по кабинету я дразнил «Клубникиным», он меня — «Кивиновым». Так и прижилось, еще до того, как вышла первая книжка.

 

О.Л.: Как Вы относитесь к пособиям для писателей?

А. К.: Читал некоторые, но не пользовался этими конструкциями. Тут все может превратиться в письмо под копирку, по шаблону. В литературе же главное — нестандартность. Я, например, к детективщикам себя не отношу, я уже писал об этом. Потому что для меня детектив — это не жанр, а литературный прием, уловка для читателя.

О.Л.: Вам все-таки интереснее психология?

А. К.: Да, интереснее фактура какая-то, необычные ситуации, в которые попадают люди.

 

О.Л.: Как Вы оцениваете состояние современной детективной литературы в России?

А. К.: Я, честно говоря, не слежу за состоянием современной детективной литературы. Как это ни странно, практически и не читаю. Если и читаю, то таких авторов, как Поляков, Андрей Измайлов, Константинов, Филатов Никита. Тех, которые, по крайней мере, что-то в этом деле понимают.

 

О.Л.: Как Вы думаете, может ли российский детектив достойно конкурировать с зарубежным?

А. К.: Если на российском рынке, то он вполне конкурентоспособен. Если помните, в начале 90-х были Чейз, Стаут, западными детективами были завалены лотки. Потом западные книжки как-то быстро все исчезли, потому что рынок заполнили наши авторы. На внешнем рынке, я думаю, пока нам еще далеко. Я был в Мексике, и в Америке спрашивал, поговорил с ребятами, которые занимаются книжным бизнесом. Нет, говорят, не берем, даже не рассматриваем, потому что у нас своих хватает. В Мексике сказали: зачем нам, Америка под боком, мы читаем все американское.

 

О.Л.: Как случилось, что Вы снялись в кино? Неужели литература оказалась недостаточной для самовыражения?

А. К.: Я в кино не снимался практически, это были случайные эпизоды. В основном это происходило так: я появлялся на площадке, и мне говорили: «Слушай, там надо подменить актера, давай ты!» И потом у меня есть одна большая роль. Я в сериале играл, в «Фонарях», это была роль со словами, и я понял, что это очень тяжело. Слова были очень простые, собственные, которые я сам и написал… Тем не менее, все время забывал. И понял, что, наверно, это не мое. Пускай играют те, кто умеют играть.

 

О.Л.: Как Вы думаете, современная жанровая литература обречена на «сериальность»? Хорошо это или плохо?

А. К.: «Сериальность», наверно, обречена. С точки зрения издателей если смотреть, то им нравится. Они говорят: «Хотим сериала, хотим мыла!»

Я, например, эту «сериальность» убрал, у меня в каждой книге новые герои, хотя издатели и говорят: «Ну почему ты не тянешь сквозных?» Потому что у меня немного другой подход, даже в жанровой литературе. Я хочу каждый раз о человеке что-то новое рассказать. А если он известен «от и до», тогда получается Эркюль Пуаро, про которого читатель все давно знает и следит только за тем, как тот будет раскрывать. Сам герой уже картонный чисто.

«Сериальность» – это желание рынка… А может быть, это желание публики. У многих такая психология: я целыми днями нервничаю, устаю на работе, мне хватает жизненных проблем, я беру книгу для того, чтобы отвлечься. А если там еще страдания героя будут, переживания, то на фиг мне это надо. Мне надо, чтобы он там раскрывал что-то, бегал…

Если настоящее что-то делаешь, то «сериальность» это погубит. Ну, вспомните, кто из наших классиков писал сериалы? Да никто!

 

О.Л.: Что Вам дала работа в соавторстве с Олегом Дудинцевым?

А. К.: Это больше не литературная, а сценарная работа была. Начиная с 99 года, мы с Олегом сочинили 60 серий для сериала «Убойная сила». Потом решили последние три блока сценария заодно переработать в литературу. Пишутся переработки сценария достаточно быстро. Уже есть сюжет, дальше раскидываются диалоги. Пять книг уже вышло, больше не будет.

 

О.Л.: Расскажите, пожалуйста, о Вашем новом романе "Каникулы строгого режима".

А. К.: Это необычный роман. Я написал его вместе с соавтором, который двенадцать лет отсидел. По идее — ироничный роман, в нем мы о серьезном рассказываем смешно. Книга должна выйти в конце года. Первый канал уже взял ее на экранизацию.

 

О.Л.: Эта книга была заявлена как «криминальная комедия»…

А. К.: «Черный мерин» — это тоже криминальная комедия. Это не тарантиновская жесткая комедия. Это такая вполне анекдотичная история, практически в том виде, в котором описана, она и случилась в жизни. Историю рассказал мне мой приятель, она мне так понравилась, что я написал «Черного мерина».

 

О.Л.: Как мне известно, все свои книги Вы относите к сфере «профессионального романа». От милицейской тематики Вы уже отошли, сейчас Вы – профессиональный писатель. Скоро ли мы увидим роман о буднях простого детективщика, о борьбе с продюсерами и режиссерами, о том, как из прозы делается сценарий?

А. К.: Про писателя у меня уже есть производственный роман, называется «Продавец слов», два года назад вышел. Еще я поработал журналистом годик где-то в агентстве, написал роман «Псевдоним для героя». Вот вам сатирический роман о буднях журналистов. Скоро выйдет книга «Трудно быть мачо». В принципе, это тоже производственный роман про супермаркет. Первое название было «Супермаркет», потом подумал, что оно не совсем отражает суть книги.

 

О.Л.: Вы так и продолжаете работать в этом направлении?

А. К.: Не всегда. Есть у меня пара сборников рассказов в стиле О`Генри — «Черная метка» и «Кошачий коготь». Рассказы, как правило, криминальные, смешные, практически все экранизированы. Два рассказа были даже поставлены на радио в виде пьес. У меня еще есть любовный роман и рассказы. Конечно, милицейский производственный роман мне уже поднадоел. Надо что-то новое искать.

 

О.Л.: Почему Вы снова вернулись в милицию?

А. К.: Так скучно стало.

 

О.Л.: И напоследок, каковы Ваши творческие планы?

А. К.: У меня подписан договор с издательством «Астрель», лет на пять. Что касается кино, я уже написал сценарий по «Каникулам строгого режима». По повестям «Черный мерин» и «Трудно быть мачо» тоже будет большое кино.

 
 
 
 
> НОВИНКИ
: Денис Букин. Развитие памяти по методикам спецслужб : Михаил Щетинин. Антирак: методика дыхания по Стрельниковой : Е. Коути, Е. Прокофьева. Джейн Остен и ее современницы : Юн Айвиде Линдквист. Звездочка : Лиана Мориарти. Что забыла Алиса : Нил Гейман. История с кладбищем : Александр Етоев. Жизнь же… : Дмитрий Быков. Ясно: новые стихи и письма счастья

> РЕЦЕНЗИИ

Последние комментарии: