СПб, ст. метро "Елизаровская", пр. Обуховской Обороны, д.105
(812) 412-34-78
Часы работы: ежедневно, кроме понедельника, с 10:00 до 18:00
Главная » Читательские дневники » Варианты отзывов критиков фэнтези-произведений

Варианты отзывов критиков фэнтези-произведений

03:00 / 07.09.2016
Юрий

Забегая вперёд, хочется заметить, что данные определения справедливы по отношению к критику только тогда, когда он не потрудился к ним добавить дельные, толковые, конкретные советы по усовершенствованию произведения, а также не объяснил, какие именно места из произведения натолкнули его, критика, на такие отзывы. Итак, посмотрим, чем пользуются нерадивые критики:

1. Что курил автор?
Классика жанра. Надо как-то показать, что автор и критик из разных лагерей, причём критик — из нормальных. Одновременно, это приглашение поржать остальным критикам. Мол, посмотрите, люди добрые, на дурачка. Заодно, и сами покажете, что вы нормальные. Подначка. И вот в ход идёт эта ёмкая фраза.

2. Автор, ты сделал мой день/вечер/ночер
Абсолютно необязательно, что критик хвалит вас этой фразой. Вы могли чем-то рассмешить его. Обломить. Поразить. Ввести в офигение. Но это вовсе не значит, что на прямой вопрос: «Это произведение классное?», он ответит «Да!». И, даже скорее всего, он ответит «Нет». Потому как данная оценка — что-то вроде ярлыка «Прикольный анекдот» или «Разок прочитать в электричке, пока еду к бабушке на дачу». Увидел — поржал — выкинул.

3. Автор, можешь лучше
Куда именно лучше, как и какими средствами, разумеется, критик пояснить не соизволит. Тоже такой вариант отписки, не теряя своего лица. То есть, одновременно показывает, что критик-то зна-ает, что хуже, что лучше. Понял до точки сиё произведение. Похлопал по плечу автора, так по-отечески, мол, сынок, всё будет, можешь лучше, я в тебя верю! И пошёл.

4. Как-то...
Толсто. Узко. Вяло. Кисло. Занудно. Коротко. Длинно. Приземлённо. Канцелярно. Детско. Уныло. Ну и так далее. Набор слов, не выражающих абсолютно никакой конкретики, а, соответственно, абсолютно бесполезных автору. В ряду этих слов-паразитов выделим кое-что отдельно

5. Несмешно
Ну да, вот несмешно. Шарики бракованные — не радуют

6. Шаблонно
Критик у нас, оказывается, враг шаблонов. А поскольку до вас, автор, уже написана, в принципе, куча всего, и в частности множество довольно общих вещей, открыты всякие фундаментальные законы физики, то, сами понимаете, ткнуть в шаблонность вас могут почти в любом месте вашего произведения

7. Ниачём
На самом деле, если поразмыслить логически, то ни одно произведение, хотя бы отдалённо имеющее завязку, развязку и середину, и превышающее 7-10 тысяч знаков, не может быть ни о чём. В конце концов, даже предложение, если оно состоит не из одних местоимений и возгласов, содержит что-то. Так что такой отзыв — если он не подкреплён доказательствами — просто завуалированная расписка критика в своём бессилии что-либо понять или сказать по поводу данного произведения. Или доказательство лени критика.

8. Обработать напильником
Критик испытывает необъяснимое неудовлетворение. Он прочитал: что-то больше понравилось, что-то меньше, что-то пропустил, что-то показалось отстойным. Но что с этим со всем делать, он, критик, понятия не имеет. И вот, чтобы замаскировать своё «половое бессилие», выдаёт такой совет. Как и во многих других вариантах — понимай как хошь.

9. Не моё
Не в смысле, конечно, «не я написал». А «я не в числе поклонников данного жанра/стиля/автора и т.п.». Ну не твоё — иди мимо. Нет, ну надо же как-то отметиться, как собачке у столба: «Я тут был. Не моё».

10. Ахаха
На слова «весело», «с юмором», «забавно» критик то ли размениваться не хочет, то ли не знает таких слов, то ли хочет как покрепче. Ну, или быть в тренде. Кто сейчас напишет: «Милые сердцу строчки, шаловливые, как котята»? Не, ахахаха — и всего делов. Лично у меня это сильнее всего ассоциируется с пьяным смехом пятнадцатилетней школьницы, которую родители не научили, что гоготать ночью под окнами жилых домов, когда тебя парень трогает за зад и рассказывает анекдот — неприлично.

11. Приколебаться к запятой
Критик, то ли в силу лунного цикла, то ли из-за происков империалистов, то ли ещё почему-то настроен в данный конкретный момент решительно: вот только так надо писать, а если что-то кое где у нас порой — то размазать его, автора, из рейлгана по забору. А так как все люди — как ни крути — разные, то найти такой камень преткновения критику не составляет труда. Тем более, если он целенаправленно ищет. Находит и начинает защищать докторскую диссертацию по данному вопросу. Лучше бы асфальт укладывал.
Например: «Автор, а вот тут у вас из глаза гной, так в глазном яблоке гноя нет». Далее на двадцати машинописных листах строится теория с доказательством, почему произведение говно исключительно на основании вышеуказанного обстоятельства

12. Кукушка хвалит петуха
Отзыв, написанный красивыми хвалебными словами, но:
- или совершенно — как правило - или большей частью не соответствующей действительности;
- абсолютно лишённый — в силу указанных выше обстоятельств — конкретики

13. Это не ___подставь нужное слово___
Как правило, нужное слово — это жанр, или поджанр. Ну, или что-то подобное. Допустим, автор пишет на конкурс, а туда требуется только детектив. И вот критики орут: это не детектив!!!!! Разумеется, так можно подставить что угодно. Это не завязка/развязка/перипетии/герой/боёвка/переживания и так далее. Но, всё же, чем конкретнее данная придирка, тем она информативнее. Автор понимает, на что обратить внимание, хотя и не понимает, что с этим делать. Но если петросянить такими общими понятиями, типа «жанр», «проза», «рассказ», то выходит, естественно, полный бред.

14.  Зачем я это читал(а) (Риторический вопрос)
Да, это расхожая фраза, и она стоит упоминания. По глубинному смыслу этот пункт перекликается с «Автор, можешь лучше», хотя, возможно, это и не очевидно. Дело в том, что, как и в п.3, критик пытается всем показать, что он, критик, лучше всех, ну, или, по крайней мере, в том списке лучших, которых надо ценить и уважать. Вот он, весь такой из себя, прочёл(!), до конца(!) это вот произведение.   Потратил время, которое мог употребить на что-то офигенски умопомрачительное. Познал его, произведение, от и до, поскольку мог и хотел это сделать. Это важно, иначе пафосность фразы теряется! Да ещё, при этом, не получил никакого намёка на литературный оргазм. И теперь, с полным правом(!), которое ему даёт всё вышеперечисленное, встаёт в позу римского императора, одна рука на лоб, вторая держит указ о каторжных работах для автора, и произносит сию сакраментальную фразу

15. Мимопроходил
Это вариант ябылтута. Не читал, но увидел знакомого критика в комментариях, который давно на форум не заходил, или знает что-то смешное/интересное про что-то, что упомянул критик, но к самому критикуемому произведению не имеющее ни малейшего отношения. И вот он начинает: Вася, привет, «цитата», а вот ещё зацени ссылко на песню Аббы. Ну ты клёво там отмочил. Заходи почаще!

16. Псевдо-советы
Критик пытается переделать произведение, а, соответственно, и автора, на свой лад. Как в той басне про слона и картину, примерно. Как понять, что советы критика — это псевдо-советы, то есть, нечто, к настоящим советам не имеющее никакого отношения, как мэр к мерину? Начинающему автору понять бывает сложно. И он может купиться на такие вредные советики. Надо чётко понимать, что критик их высказывает не из желания помочь, сделать произведение лучше, а из желания любым способом избавиться от чего-то, что ему, критику, поперёк горла. Как в анекдоте: Правда, что Рабинович из Одессы выиграл машину в лотерею? Правда, но... - а дальше по тексту. Но правда же.
      Вот и для критика: нет такого, что он побоялся бы затронуть в произведении. Главный герой — говорящий конь? Да ну, это смешно, избито, несмешно... Замени на спецназовца-попаданца. Остальное оставь без изменений. Одна сюжетная линия? Не, давай сделай пять. И интересные чтоб были. Но размер рассказа уложи, как было, в 15 тысяч знаков. Неинтересная развязка? Ну так просто отрежь развязку. Да, вот так, вообще. А этот персонаж что тут делает? Выкинь его. Как это сделать, во что превратиться рассказ после таких правок — им, критикам, разумеется, наплевать. Они свой кусочек вставили, даже аргументировали. Но леса за деревьями они в упор не видят

17. Похоже на Толкина
Тут возможны варианты. Могут поругать, что слишком похоже — по стилю, героям и так далее. Могут поругать, что недостаточно близко к канону. Или безоценочно — просто похоже на Толкина. Чем похоже, что это значит, «кто такой этот потерпевший» — ничего не понятно. Естественно, и здесь критик пытается втюхать всем ту мысль, что он, критик — это мега-супер-пупер. Смотрите, я понял не только этого авторишку задрипанного, кричит нам между строк критик, но и Толкина! Столпа нашей, так сказать, литературы. Ну, разумеется, понял, а как иначе я могу судить, похоже или нет?! Естественно, вместо Толкина, могут подставить кого угодно. Похоже на Кинга, Геймана, Кафку, Шекспира, Мартина, Эзопа наконец. Отдалённо похоже. Так, что-то есть. Что именно, критик нам не расскажет

18. Псевдо-идеи
Это не такой уж вредный пункт. Однако и не шибко полезный. Конечно, такое бывает редко. Критик, в рассказе уровня «Колобка» вдруг начинает накапывать и озвучивать метафизику уровня «Розы мира». Откуда вдруг? Из своего, разумеется, личного багажа. У автора там и близко не лежало. Но критика «пропёрло». И вот получаем рассуждения о смысле бытия

19. Подгажу от души
Да, бывает ведь и такое. Наш критик — это ХОРОШИЙ критик. Но вот невзлюбил он автора, как человека. Или произведение. Например, за то, что там говорящий конь. И начинает наш критик всё ругать. Ругает с чувством, с пониманием. Выборочно. Если произведение достойно ругани в принципе, или так себе, то отругать предметно не составит труда. А вот если оно хорошо, достойно написано, то кое-где нашему критику придётся отделываться общими словами, или указывать на места, которые проверить нет никакой возможности.
Ну, например. Автор писал на коленке, начинает завывать критик. За два часа до публикации. Никакого плана. Никаких терзаний.  Ага — он, критик, это доподлинно знает. Ну, или так — не вложил душу. Или — не заставил души читателей трепетать. Или — а тут нет восьмипунктовой дуги. Или — картонные персонажи. Или — надо показывать, а не описывать. Ну и в таком духе — вроде правильно, только вот насколько вся эта куча придирок применима к произведению — большой вопрос. Но есть ведь такие, кто разбираться не будет. Критик сказал, сказал, вроде, аргументированно — ну и ладно, дерьмовый рассказец, стало быть

20. Похвалил, называется
Вариант унизить автора. Оттянуть внимание других на совершенно неважную деталь. Это если применяется сознательно. Ну, например. Замечательный рассказ — возьмём маститого автора. Например, Толкин, «Лист Никля». Первое, что пришло в голову. И критик пишет: так живо, выпукло, красочно описан … мольберт. Или: нестандартное, красивое, берущее за душу … имя «Никль». Или в таком роде что-то. И на этом критик останавливается. Всё, он сказал, жирно, авторитетно — вот этим и ценен рассказ. Автор, в нашем случае Толкин, молча офигивает. И чем больше он пытался сказать, чем усерднее работал, тем, естественно, степень офигения круче. Ну вот бывает и такое

В заключение хочется искренне и от души пожелать всем писателям посылать подальше критиков, пользующихся вышеописанными приёмами

Подписаться на автора
Комментарии

Вверх